Двуперстием путь осеня... Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольБыл в России XVII века протопоп Аввакум, который принял мученическую смерть, отстаивая возможность придерживаться права принадлежать старой, истинной, как он считал, вере, отличающейся по ряду канонов от новой, никонианской церкви:

В каждом веке
В беле мудрецы,
Не в цене - неподкупная дума,
И в дорогу уходят стрельцы
След кандальный прервать Аввакума.
...................................
Жгли слова его, но не сожгли,
Замолчать не сумели заставить,
Веры грозной отнять не смогли,
Не сумели в народе ославить!
На закате голгофного дня,
Сквозь его провожавшие крики,
Лоб двуперстием свой осеня,
Он взошел на костер огнеликий.
Пепел вольный разнес по Руси
Ветер горький по весям и градам,
Ну, а с ветра попробуй спроси,
По умам что разбрасывать надо...

Так жилось ревнителям старой веры при тишайшем царе Алексее Михайловиче, при котором пострадали и другие предводители старообрядцев: Никифор и Лазарь, дьякон Федор, соловецкий монах Епифаний. Особенно худо стало старообрядцам (или, как их стали называть, раскольникам) при Петре I и Императрице Анне Иоанновне. Начались массовые гонения на ревнителей старых обрядов. Выход был один - уходить на окраины империи и в ближнее зарубежье, каким являлась в ту пору Молдова.

Много староверцев во времена Петра I и Анны Иоанновны бежало в Херсонскую губернию. Когда же перед Россией встал вопрос, как можно быстрейшего заселения земель между Бугом и Днестром, администрация попросту закрывала глаза на то, какой веры придерживались новые поселяне. В Новороссию стали стекаться старообрядцы из Калужской, Черниговской, Московской и других губерний.

В период русско-турецкой войны 1787-1791 гг. граф Румянцев, командовавший русской армией, видимо, не без ведома правительства, уговаривал старообрядцев, живших в Молдавском княжестве, переселяться на левобережные земли Днестра, обещая полную терпимость к их вере. Так в нашем крае возникло три основных центра старообрядчества: Тирасполь, место Маяки и село Плоское. Но обещания выполнялись до тех пор, пока была острая нужда в переселенцах. Как только край был обжит, правительство забыло свои обещания, и началась кампания попыток запретить старую веру. Вспоминая ту пору, один из старообрядцев в газете «Днестровский край» в 1913 г. писал: «На протяжении двух с половиной веков старообрядцы жили под вечной, никогда не прекращающейся угрозой. Преследования то затихали, то возрождались с новой силой и достигли своего апогея в царствование Императора Николая I. Правда, в его царствование не поздоровилось не только старообрядцам, но на них преследования обрушились с особой остротой, вследствие нарушения с их стороны той гармонии, какая установилась между правительством и церковью, во главе которой стоял митрополит Филарет, человек гениального ума и «железной воли».

Читать далее