Двуперстием путь осеня... Часть 2

И город в обличье ином засверкал

ТираспольЖелезная воля митрополита сказывалась на указах Императора и его администрации на местах. 21 ноября 1840 года министр государственных имуществ по высочайшему повелению Государя Императора предписал всем губернаторам наблюдать за неупотреблением старообрядцами в селениях колокольного звона. За нарушение предписания колокола передавались в православные и единоверческие церкви. Власти в Тираспольском уезде тут же принялись выполнять указания. Естественно, имея колокола, в которые нельзя звонить, и молитвенные дома, которые нельзя ремонтировать, крестьяне старообрядческой секты Маяк, входящие в Тираспольский округ, подали Тираспольскому окружному начальнику прошение, в котором писали, что они в «1792 году, по распоряжению начальства поселились при реке Днестр, и положили основание селению, почему бывший наместник Новороссийского края Хорват, данным Тираспольскому земскому исправнику ордером 23-го мая 1795 года, №318 дозволил построить для отправления богослужения часовню с колокольнею, каковая и выстроена (...) до сего времени (...) свободно отправляли моление, собираясь в часовне под звон колоколов, но с осени 1841 года сельское начальство запретило звон, несмотря на то, что таковой был всегда не прежде православной приходской церкви, и кроме того, не дозволяет даже починить часовенной ограды, которая от времени - рушится. (...) Секта их терпима и оной не должно быть никаких стеснений, ибо в городах: Измаил, Кишинев, Тирасполь и Одесса также находятся исповедующие их сословия, которые имеют часовни и им дозволено звонить». Просьба маякских староверов Тираспольскому окружному начальнику не была удовлетворена и в губернском предписании Тираспольскому начальству строго указывалось: «(...) иметь строгое соблюдение, чтобы при часовнях, как в селении Маяках, так и в селении Плоском, ни под каким видом не было производимо колокольного звона и починки или переделки часовен и находящихся при них колоколен и оград (...)». Расчет был прост: все должно рухнуть со временем, а раскольники или их дети вынуждены будут идти в современную церковь. Но расчеты администрации не оправдались, часовни тайно, чтобы никто не видел, ремонтировались, старые требы продолжали отправляться. Староверы не хотели менять двуперстие на троеперстие и восьмиугольный крест на четырехугольный. Но и администрация, со смертью в 1855 г. Николая I, не изменила отношение к старообрядцам.

Это сильно сказалось на населении Тирасполя и его уезда, так как в книге «Материалы для географии и статистики России, собранные офицером генерального штаба. Херсонская губерния. Спб. 1863 г.» писалось: «Жителей (в Тирасполе - прим. В.П.) считается 3274 мужеска пола, 3162 женска пола, всего обоего пола 6436 душ: они преимущественно состоят из русских старообрядцев. (...) Старообрядцы-раскольники живут во всех городах, где они преимущественно составляют средний торговый класс, особенно их много в Тирасполе (...) молдоване, евреи и цыгане составляют самую незначительную часть народонаселения. В общественном быту старообрядцы отличаются недоверчивостью и отчужденностью».

Что ж, последнее понять можно, ведь на протяжении нескольких веков эти люди страдали и шли на казнь именно за веру. Поэтому, как правило, старообрядцы жили вместе - большими семьями, помогая друг другу. С самого основания города известен в Тирасполе купеческий род Епифановых, который иногда именовали и Финогеновыми. В пятидесятых годах прошлого века главой этого рода был Клим Финогенов (Епифанов). В 1858 году ему исполнилось 44 года. Несколько лет назад у него умерла жена. Он женился на 28- летней красавице Анне. К тому времени у него от первой жены была 16-летняя дочь Ксения, сыновья Мартин (19 лет), Иван (17 лет), Фаддей (11 лет), Карп (2 года). Мартин сам женился на 18-летней Пелагее.

Читать далее