Двуперстием путь осеня... Часть 6

И город в обличье ином засверкал

ТираспольПопов, получив назад дом, стал хлопотать и об амнистии, а его жена Дарья Семеновна о возвращении икон, книг, лампад и прочего имущества, перед бывшим в 1861 году Новороссийским и Бессарабским генерал-губернатором, генерал-адъютантом и кавалером графом Александром Григорьевичем Строгановым. 5 августа 1861 г. херсонский губернатор в своем донесении Строганову по делу Попова писал: «Рассмотрев производящее по сему предмету Дело, я нашел, что устроенная в доме тираспольского мещанина Попова раскольническая моленная не была открытым сборищем раскольников для отправления богослужения, и составляла обыкновенную комнату, в доме, в кагором, как произведенным следствием открыто, по временам собирались раскольники для отправления молитвословия, но публичного указательства раскола при этом не было, а потому я руководствуясь параграфами 3 и 10 упомянутого наставления предписал магистрату производящееся в нем дело об открытии Поповым моленной считать оконченным, а самого Попова оставить свободным от всякого взыскания по сему предмету».

Дело городничий явно проиграл, но и книг, икон и прочей церковной утвари Поповым не вернули. А пока шла тяжба с Поповым, с его старообрядческой общиной (насчитывающей более 50 человек) проводили агитационную работу духовные лица.

После закрытия моленной в доме Попова, городничий Имгардт собрал 56 членов старообрядческой общины в магистрате и велел им подписать отказ от старой веры. На что все до единого ответили отказом. С Иоанном Березиным вообще отказались говорить. Побывавший в Тирасполе одесский протоиерей Силин предложил компромиссный вариант, чтобы не допустить распада тираспольских староверов на частные общины, которые нельзя контролировать. Суть его предложения заключалась в следующем: отдать старообрядцам в Тирасполе единоверческую Покровскую церковь, но с тем условием, чтобы они сами избрали священника с назначением ему жалования по примеру военных единоверческих церквей. При этой церкви открыть единоверческое училище – помещение при церкви для него было. Избрать для первоначального обучения учителей из среды старообрядцев, освободив их от платы податей и повинностей. Этих наставников просвещать постепенно и чрез них влиять на всю старообрядческую общину города.

Попутно он предлагал из Плоского удалить трех активных староверов: мещанина Григория Марковича Бакланова, крестьян Софрония Химченко и Платона Кудрявцева, устроив такую же единоверческую церковь, как в Тирасполе. В городе и Плоском внушить притчу строго исполнять устав и правила единоверческого служения, чтобы староверы убедились, что между служениями нет никакой разницы. Силин предлагал на входе в Покровскую церковь прибить дощечку с пятью пунктами правил, по которым воспрещался вход в церковь «бреющим бороду и носящим немецкое платье», то есть не единоверцам.

Но из этой затеи также ничего не вышло: тираспольские старообрядцы не пошли в единоверческую церковь. Тогда 29 апреля 1858 года в Тирасполь пожаловал новый епископ Херсонский и Таврический его преосвященство Димитрий. Три дня он вел душеспасительные беседы со староверами. На одном из собраний Димитрий даже предложил им без всякого изменения их обрядов завести самим священника «по собственному избранию и откуда угодно», но и на это староверы не пошли. 1 мая в Одессу епископ уезжал ни с чем. Тогда снова решил действовать тираспольский городничий с новым благочинным Иоанном Анфинниковым. Вызвав всех старообрядцев в полицию, он, на всякий случай, секретно пригласил начальника местной команды и отдал приказ привести в готовность роту солдат.

Читать далее