Ехали на тройке с бубенцами. Часть 2

И город в обличье ином засверкал

ТираспольОтводилась и территория от границы Подольской губернии. Согласно существовавшим тогда правилам, необходимо было вести в сторону Одессы дорогу в «четыре плуговые борозды, из коих две средние должны иметь параллельно между собою расстояние десять саженей с одним аршином (...)».

Интересно, что в губернских инструкциях была даже роспись тому, как использовать рабочих для рытья канав и как проводить полотно будущей дороги по шнуру, чтобы она была прямой. Наряд рабочих предписывалось брать в уезде. Тираспольский землемер Левицкий, однако, сам на себя ответственность брать не хотел и просил приехать в сентябре 1819 г. губернского землемера Гречину для консультаций, поскольку по сему делу «неизбежно может встретиться затруднение (...)».

Видимо, строительство шло ни шатко ни валко, и Левицкий подстраховывался, так как в ящике его стола уже несколько месяцев лежало строгое предупреждение Гречины, где тот четко писал о необходимости представить сведения о проводе «дорог по Тираспольскому и частям Ольвиопольского и Херсонского уездов в прошлом годе неоконченных (...)». В противном случае Гречина грозился: «(...) заставлен буду упущения ваши довести до сведения губернского начальства. Испросить принятия побудительных мер».

Хотя затягивания с устройством дорог в уезде были вполне объяснимы, ведь нужно было не только составить новые карты, но и по проходящим землям выплатить компенсацию тому, кому она принадлежала, а порой и людей отселить. На все требовалось время и деньги.

Какими же должны были быть новые дороги? В предписании об устройстве дорог в Тираспольском уезде в 1817-1825 гг. говорилось, что ширина дороги должна была быть между канавами 10 сажен, а по проселочным дорогам проезд должен был составлять пять сажен.

Дела же у Левицкого совсем пришли в упадок, и он покинул свой пост, сдав его коллежскому секретарю Ильенкову, который в 1821 г. рапортовал в губернию о том, что с 1 мая будут проходить в уезде окончательные работы по проводке дорог и тоже просил приехать Гречину: «... для указания мест на коих следует рыть канавы и ставить пирамиды».

Новый землемер сумел наладить работу и просил привезти открытый лист на взимание при проездах лошадей.

Строительство дорог в уезде в XIX веке шло, может быть, не так, как бы хотелось администрации губернии, но все же в 60-70-х годах уже имелась целая сеть трактов. Большие дорогие шли из Подольской губернии к портам Черного моря и к переправам через Днестр. От Балты тракты, вступая в Тираспольский уезд, расходились радиусами но разным направлениям: Бельцы, Дубоссары, Кишинев, Тирасполь. Из Кишинева дороги следовали на Одессу через Бендеры и Тирасполь.

В 1868 г. в Санкт-Петербурге вышла книга «Херсонская губерния» в серии «Списки населенных мест Российской империи», в которой давалась характеристика уездным дорогам Херсонской губернии. Все дороги на ту пору были простыми, фунтовыми, без искусственных улучшений, кроме гатей и мостов, и даже почтовые дороги не были окопаны канавами, как положено. Вот как оценивалось качество дорог: «Эти степные дороги, в сухое время года, находятся в состоянии весьма удовлетворительном, благодаря достаточной твердости фунта губернии; но с наступлением распутицы проезд по ним становится весьма затруднительным; пока влажность покрывает только поверхность дорога, клейкая грязь ее, приставая к колесам и ногам животных, лишь замедляет их движение: когда же грязь сделается глубокою, то она до такой степени облепляет колеса, что совершенно препятствует их вращению; вследствие того приходится объезжать торный путь, и заходить за черту канав; в таких местах, особенно при спусках в овраги и балки, полотно дороги расширяется иногда до полуверсты. Распутица (...) ежегодно продолжается от трех до четырех месяцев (...)».

Читать далее