Ехали на тройке с бубенцами. Часть 3

И город в обличье ином засверкал

ТираспольКто же скакал в ту пору по тираспольским дорогам? В 1871 году в вышедшем в Одессе «Военном обозрении Одесского военного округа, составленном офицерами Генерального штаба» сообщалось: «Извозчиков в Новороссийском крае и Бессарабии весьма мало; извозом, как постоянным промыслом, занимаются только некоторые евреи и великороссияне, поселившиеся в разных местах края и приходящие с подводами из внутренних губерний».

Однако цены на перевозки были такими высокими, что к их услугам прибегали только для перевозок ценных грузов. Великороссы, перебравшись в Новороссию, привезли с собою и русские оглобельные телеги. В такую одноконную повозку можно было положить до 35 пудов клади, а когда запрягали тройкой, то могли загрузить тройную повозку от 90 до 100 пудов, в хорошую погоду тянувшую до 150 пудов груза.

Были на тираспольских дорогах и другие телеги. Так как в уезде проживало много колонистов, то часто встречались в пути добротные немецкие фургоны, окованные железом и имеющие ход на железных осях. Они могли везти до 40-50 пудов грузов. Но немцы изготавливали и двуконные и четырехконные фургоны с дышловою упряжью, поднимавшие до 100 пудов.

Цены на перевозку постоянно колебались, но зависели от дороги, от того, куда идет груз. Если в порты, то дешевле, так как тракт лучше, чем проселочная дорога, да и обратный груз всегда найдется. В 70-х годах прошлого века в среднем за 100 верст с пуда брали летом 20,2 копейки, зимой – 18,6 копейки. Во время осенней и весенней распутиц цены взлетали, уже требовали по 26,5 копейки за пуд на 100 верст.

Подешевле в Тираспольском уезде можно было нанять малороссийскую телегу, которая широко применялась не только украинцами, но и молдованами. Эти телеги обычно приспосабливали к воловьей упряжке. На нее грузили от 30 до 70 пудов клади. Малороссы издавна образовывали не только в Тираспольском уезде, но и по всей Новороссии сословие извозчиков. В древности их называли чумаками – отсюда и название чумацкий тракт. Чумаки возили много грузов по вольным Приднестровским просторам, особенно с хлебом, к портовым городам. Там продавали и на вырученные деньги покупали соль и сушеную рыбу, потом с новым грузом отправлялись на север. Чумаки избегали, как правило, известные большаки, чтобы не платить пошлины и кормить волов тем кормом, что встречался в пути. Во второй половине XIX века чумацкие промыслы начали вытесняться из жизни железными дорогами.

Встречалась в уезде еще одна категория людей, которые занимались извозом преимущественно в период с весны до осени. Это были крестьяне, которые таким образом зарабатывали деньги для уплаты податей. Домой они возвращались либо пустыми, либо с товарами для собственного хозяйства, поэтому такой промысел не мог быть выгодным и прибыльным, а скорее исходил от нужды.

Проходили по Тираспольскому уезду две так называемые этапные дороги, которые призваны были соединить губернские города с уездными, а также с ближайшими городами соседних губерний. Это были дороги: из Бессарабии в Подольскую губернию через Дубоссары и Балту и из Бессарабии в Херсон, через Дубоссары, Тирасполь, Одессу и Николаев.

К концу XIX века в Тираспольском уезде сложилась мощная сеть земских дорожных сооружений, которая состояла из дорог: Тираспольско-Дубоссарской; из Дубоссар в Балту; Бендеро-Вознесенской, один из ее мостов был сооружен на Калкатовой Балке; Одесса – Яновка – Петровка – Ананьев; от м. Петроверовка на с. Демидово и г. Березовку; от с. Демидово на Одессу; от с. Катаржино по речке Малому Куяльнику на Балту; из Тирасполя на Слободзею, Глиное и в Аккерманский уезд Тирасполь – Одесса; Тирасполь – Плоское – Гроссулово – Захарьевка – Мардаровка: Захарьевка – Затишье; Захарьевка – Затишье (на Пономарево); Гроссулово – Веселый Кут; Петроверовка – Веселый Кут; Розальевка – Раздельная; Катаржино – Раздельная: Красногорка – Тирасполь.

Читать далее