Эскадроны летучих драгун. Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольК 11 часам 26-го августа 1812 г. на позициях 4-го, 5-го и 6-го пехотных корпусов на Бородинском поле сложилась критическая обстановка. Французы атаковали непрерывно. Но пехотинцы стояли насмерть и после удачной атаки даже выбили французов из флешей. Неприятель, перегруппировав свои силы, снова бросился в атаку на Семеновские укрепления и в половине двенадцатого вытеснил русских. Чтобы закрепить успех, французы направили в помощь наступающим на позиции 4-го корпуса дивизию кирасир и несколько полков легкой конницы. Бой закипел с новой силой. Наши изрядно потрепанные гренадеры стали отступать. Кинувшиеся к ним на выручку Сиверсовы драгуны также были смяты стремительной атакой гвардейских кирасир Наполеона, которые промчались мимо селения Семеновского в тыл Измайловским и Литовским каре.

За развитием событий наблюдал генерал-майор Николай Михайлович Бороздин 2-й, который с полками Его и Ее Величества и Астраханским кирасирским (чьим шефом он являлся) бросился наперерез несущейся лаве французов. Вот как описали эту атаку историки Астраханского полка: «Задрожала земля под несколькими тысячами всадников, устремленных в бой отважным Мюратом». Но наша конница не остановила смертельный бег своих коней. Вскоре «смешались в кучу кони, люди...» Французов вел в атаку прославленный генерал Тилеман, находившийся в первых рядах атакующих. Бороздин возглавил наших кавалеристов. О том, как прошел бой, мы узнаем из рапорта генерала главнокомандующему: «В сражении сего августа 26-го под деревнею Горки, по болезни дивизионного командира, известно Вашему Высокопревосходительству, что я имел честь командовать первою кирасирскою дивизиею, составленною из полков: Кавалергардского, Лейб-гвардии Конного, Лейб-кирасирских: Его Императорского Величества, Ее Императорского Величества и Астраханского кирасирского, равно и Лейб-гвардии конно-артиллерийской роты (...) Лейб-кирасирские Его Величества и Ее Величества и Астраханский полки, приведенные мною на левый фланг, под командою: первый – шефа, полковника барона Будберга; второй – шефа, полковника барона Розена, а последний (наш) – полкового командира, полковника Каратаева, поставлены были у прикрытия батарей наших, под сильным огнем где, не взирая на ужасные выстрелы с неприятельских батарей, защищали свои с отличным мужеством.

Неустрашимость их была столь сильна, что большая убыль людей и лошадей убитыми и ранеными не в состоянии была расстроить их рядов, смыкающихся каждый раз в порядок. Неприятельские тиральеры (застрельщики), зачав к нам и батареям нашим приближаться, будучи подкрепляемы пехотными колоннами, были Астраханского полка двумя эскадронами, по приказанию моему, с повеления генерал-лейтенанта князя Голицына, посланными, атакованы и с большим вредом прогнаны так сильно, что командовавший оными подполковник Немцов врезался в те пехотные колонны, кои их подкрепляли, где он получил сильную рану пулею в левую руку, от которой и кость перебита; эскадроны им, возвратясь под сильными неприятельскими выстрелами, построены были опять за батареями; после этого, во вторичной такой же с мужеством атаке произведенной, майор Костин убит, а майор Белавин ранен в грудь навылет пулею; полковой командир полковник Каратаев, предводительствуя мужественно полком, получил сперва сильную контузию в плечо, но, не взирая на оную, возвратился ко фронту, где вскоре получил другую в нему, но и тут оставался при своем месте. Пример сей удвоил рвение подчиненных, и полк, защищая свои батареи, производил мужественно атаки, в коих ротмистр Львов, командуя эскадроном, вел себя отлично, равно как и ротмистр Ребиндер, штабс-капитан Задонский, заступившие места эскадронных начальников, а также поручики: полковой адъютант Горяин, Паткуль, Тритгоф, Ивашкин оказали отличную храбрость и мужество, а особливо Паткуль и Горяин, исполняя долг по званию своему, были вместе со всеми и в атаке; при сем ранены: Львов, Задонский и Горяин контузиями; Ребиндер, Паткуль, Тритгоф пулями, а Паткуль изрублен, первые остались при своих местах, а Тритгоф и Паткуль, по причине жестоких ран, отправлены (...)»

Читать далее