К вершине XIX и подножию XX столетия. Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВторая половина XIX века для Тираспольского уезда была характерна тем, что продолжало расти городское население. Если в 1842 году купечество и мещанство составляли здесь 20,45 процента, то в 1854 – уже 21,34 процента, а в 1858 году – 27,71 процента. То есть с 1842 по 1858 год процент горожан в Тираспольском уезде вырос на 7,26 процента и достиг почти трети всего населения.

Путешественник А.Афанасьев-Чужеинский, посетивший Тирасполь, писал в своей книге «Поездка в Южную Россию», изданной в Санкт- Петербурге в 1863 году: «В Тирасполе есть еврейская гостиница, в которой я останавливался, и мишурис, очень ловкий и плутоватый малый, передавал мне свои заметки о старообрядцах. Рассказы эти, однако же, относились к более свободным нравам женщин. Действительно, у раскольников многих сект на поведение девушек не обращают никакого внимания, которые, в особенности на проезжих трактах, не могут похвалиться недоступностью и не высказывают фанатической нетерпимости. (...) Упраздненная Тираспольская крепость представляет мало интереса, да и сам городишко вообще чрезвычайно скучен, несмотря ни на проезжий тракт, ни на положение свое над судоходной рекою».

Таким нашел Афанасьев-Чужеинский Тирасполь в начале второй половины XIX века. И действительно, вначале город несколько был запущен, о чем свидетельствуют и архивные документы. Многие ранее построенные каменные дома и городские учреждения нуждались в основательном ремонте. И в связи с этим можно охарактеризовать вторую половину XIX века не только, как созидательную, но уже и реставрационную. Так, пришедший в ветхость Тираспольский острог был отремонтирован. На исправление тюремного замка было выделено 3413р.96к.

В 1863 году тираспольские власти приступили к ремонту каменного дома, выстроенного еще в 1810 году на счет городских доходов. Долгое время в этом здании размещались присутственные места. В связи с ремонтом и перестройкой здания уездных и присутственных мест многим учреждениям пришлось нанимать помещение в частных домах. За наем помещения из городских доходов городовой Магистрат и Сиротский суд платили в год 335 рублей; Городская Дума – 300 рублей; городская полиция, квартирная Комиссия и пожарная команда – 420 рублей; земский суд с канцеляриею уездного стряпчего – 400 рублей; уездное казначейство – 300 рублей; уездный суд и Дворянская опека – 550 рублей. То есть ежегодно уходило на наем помещений 2305 рублей. А по смете переустройства общественного дома требовалось – 26240 рублей 55 копеек. Так как город сам не мог осилить эту смету, решено было, кроме тираспольских учреждений поместить и уездные и на ремонт здания выделить часть земских сборов.

Однако не все было так уныло, как показалось столичному гостю в уездном городе. Конечно, архитектура Тирасполя разительно отличалась от северной столицы – града Петра, но и город был уездным, а поэтому и прямоугольные улицы его не претендовали на изящество и замысловатость столичных форм. Тем не менее уже в начале второй половины XIX века в Тирасполе было 677 домов, причем 96 из них были построены из бутового камня, а 580 – камышовые, обмазанные глиною. Возле Днестра на территории города была устроена мойка овечьей шерсти, куда пригоняли овец из разных мест. Летам здесь работало до 200-250 женщин, получавших за свой труд ежедневно 25-30 копеек серебром. За лето мойка приносила 12 тысяч рублей серебром чистого дохода.

В это время в городе было обустроено много колодцев, но вода в них имела горько-соленый привкус с дурным запахом, поэтому зимой тираспольцы предпочитали брать воду из Днестра.

Читать далее