Как провожают пароходы. Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВеками плещутся днестровские волны, то замедляя, то убыстряя свой бег в причудливых изгибах омутного русла, неся груз древних преданий, былей и свершений. Самое древнее упоминание о Днестре – Тирасе – встречается у Геродота, который, описывая поход Дария в Скифию, сказал и о переходе персидской армией Тираса.

Под именем Днестра река часто упоминается в русских летописях, как протекавшая по землям Киевского княжества. Здесь часто бывали киевские князья со своими дружинами. В статистическом описании ксендза Марчинского (Wilno, 1820 г.) говорится, что Днестр выходит из-под горы Бескид в Червонной Руси. Источник его вблизи замка Собен, в месте, называемом Дубовица, по причине огромного дуба, из-под которого берут начало Днестр, Сан и Тисса.

Что ж, может это и так, сегодня трудно проверить, жив ли тот дуб? Может быть, это одна из тех легенд, коими окутана древняя река. Во всяком случае Днестр принадлежал к числу самых быстрых рек России (в прошлом веке он протекал по ее территории на протяжении 850 верст): течение его было 2-3 фута в секунду и при паводках доходило до 8-10 футов.

Интересные мысли по поводу Днестра высказывал помещик Тираспольского уезда Петр Гросул-Толстой в своей книге «Судоходство и торговля на Днестре», вышедшей в Санкт-Петербурге в 1875 году. Он писал: «Можно допустить мысль, что Днестр в прежние времена был глубже. Предположение это можно допустить на том основании, что такие предприимчивые торговцы, как генуэзцы, утвердились на Днестре и построили свои высокие и неприступные в то время замки в Хотине, Сороках, Бендерах, Аккермане, существующие и поныне».

Генуэзцы утвердили в Сороках (которые они называли Ольхиония) факторию и разделили Днестр на 4 части: до Хотина, до Сорок, до Бендер и до Тиры-Аккермана. Четыре замка с высокими стенами защищали их торговые интересы.

В конце XVI века турки заняли устье Днестра, и судоходное сообщение с другими странами было затруднено. Однако и с турками в конце концов купцы сумели договориться. Ходили предания среди жителей приднестровских мест, что во времена польского короля Казимира, сына Ягеллы, по Днестру сплавляли подольскую пшеницу на острова греческого архипелага, а позже, при Сигизмунде I, здесь были делегации венецианских послов и купцов.

Во второй половине XVIII века известный в ту пору польский епископ Красинский написал о Днестре и его нуждах французскому королю Людовику XV. Тот откликнулся на просьбу, и вскоре из Константинополя от французского посланника Сен-При прибыл де ля Роше, который составил карту (опубликованную в начале XIX века) и проект судоходства, которому не суждено было осуществиться.

Известны попытки поляков Казибродского и Дзержка наладить сплав хлеба по Днестру в Аккерман в 1733-34 гг.

Согласно Ясскому договору 29 декабря 1791 г. левым берегом Днестра стала владеть Россия. Герцог Ришелье решил использовать реку для сплава грузов в Одессу. Он поручил находившемуся при Черноморском флоте принцу Насс-Зигену исследовать Днестр на предмет торгового значения, что тот и сделал, отправившись 13 апреля 1802 г. от галицкой границы до низовьев реки на парусном судне, имевшем длину 15 и ширину 5 саженей. За 15 дней принц добрался до Маяк, где ему попалось большое скопление судов с грузом хлеба и водки для вывоза за границу. Насс-Зиген доложил свои впечатления герцогу. Герцог несколько лет наблюдал и учитывал перевозимые грузы. Так, в 1803 г. из Галиции в Маяки пришло 40 сплавов леса и лодок с хлебом, а в 1804 г. – уже 90 судов. Герцог решил, что настал момент, когда нужно из этого извлекать государственную выгоду, и в 1805 году учредил в Маяках таможенную заставу, причем разрешил иметь хлебные склады только в Одессе.

Читать далее