Как провожают пароходы. Часть 4

И город в обличье ином засверкал

ТираспольОдной из главнейших пристаней в прошлом веке на Днестре считалась Хотинская, расположенная в 50,5 версты ниже устья ручья Раменца. Потом шло местечко Старая Ушица, против села Корман, в 104 верстах ниже Хотина; Непоротово, в 21 версте ниже м. Старой Ушицы; Атаки; селение Яруга, в 24 верстах ниже Атак; Ямполь; Косовцы, в 32 верстах ниже селения Яруги; Сороки; местечко Резени, в 2,5 верстах ниже места Вад-Рашков; г. Дубоссары; г. Бендеры и, наконец, Тирасполь. Важное значение имела Дубоссарская пристань, где, например, в 1884 году грузилось материалов на 126.602 рубля и разгружалось на 6048 рублей.

Очень удобной считалась построенная после 1872 года Варницкая пристань. На вбитых сваях семи саженей вышиной была устроена платформа с прилегающими к ней рельсами. Суда приставали к самому берегу, сгружали мешки на землю и дальше домкратами грузили их на платформу.

Среди наиболее известных переправ во второй половине XIX века были такие как Маякская, Овидиопольская, Тираспольская, Парканская, Дубоссарская, Григориопольская. По данным военно-географического и статистического описания Одесского военного округа в 1912 году, среди пунктов на участке Днестра от устья реки Ягорлыка до Черного моря находилось 19 переправ. Причем в Дубоссарах было три парома с подъемной силой 250-300 пудов; в Григориополе два, подъемностью по 150 пудов, которые осуществляли переправу за пять минут, двигаясь по стальному канату.

Хотя Тирасполь и был уездным центром, но в нем в начале XX века ходил всего один паром, длиной 22 аршина и шириной 9 аршин. Он двигался по стальному канату и осуществлял переправу за шесть минут.

В Слободзее ходило два парома, в Чобручах и Глином – по одному.

Переправами, как правило, владели частные лица, которые устанавливали плату, какая была угодна их душе и карману. В 1863 году А. Афанасьев-Чужеинский недоумевал по этому поводу: «Заговорив о Днестре, нельзя уже в этом очерке не сказать о страшных неудобствах перепрев на всех дорогах вообще, не исключая и почтовых. Везде у нас по империи переправа через реки на почтовых сообщениях бесплатная (...) В Бессарабии все переправы, какие только учреждены на владельческих землях, принадлежат помещикам. По особому положению, право содержать паромы принадлежит владельцам бессарабского берега, и на таких даже сообщениях, как большой тракт из Каменки в Кишинев, или из Могилева в Новоселицу, проезжий не избежит феодальной пошлины. Исключение делается лишь для проезжающих на почтовых, но с условием, чтобы у них была подорожная по казенной надобности. В иных местах евреи снимают переправы у помещиков и устанавливают произвольную цену. Не успели вы въехать на паром на почтовых, как уже еврей является требовать платы (...) На переправе между Хотином и Жванцем еврей поступает просто деспотически: чуть прибыла вода, чуть поднялся ветер – он удваивает таксу и не входит ни в какие объяснения».

По прибытии большой воды переправы становились небезопасными, а порой сообщение между берегами прекращалось вовсе. В газете «Днестровский край» за 1913 г. в июне находим информацию о Тирасполе: «С 17 июня, судя по Голическому водомеру, уровень воды поднялся на 410 см выше нуля из-за выпавших дождей. Паромы не ходят, боясь наводнения». А через месяц Тираспольская городская управа обратилась к бессарабской стороне с просьбой уменьшить плату или, по крайней мере, дать скидку за текущий год 500-600 рублей, так как «благодаря небывалому разливу Днестра, залившему огороды и сады, сообщение между Тирасполем и прилегающими деревнями Бессарабии совершенно прекращено; кроме того, арендующий эту самую паромную переправу у городской управы совершенно разорился и отказывается внести арендную плату».

Читать далее