Когда приходят паровозы. Часть 2

И город в обличье ином засверкал

ТираспольЧто же входило в сам план Марини? Это прежде всего отвод бесплатно мест в Парканах, Тирасполе, Одессе для построек складов и необходимых помещений. Объявление железно-конной дороги общественной, а потому отведение под ее устройство бесплатно нужного количества земли через казенные участки. Там, где дорога пройдет через частные земли, их выкупить. В случае, если станции железно-конной дороги будут помещены на казенной земле, бесплатно отвести несколько десятин под станции для подножного корма лошадям. В дальнейшем планировалось испросить разрешение продолжить дорогу до Маяк и Овидиополя для перевозки казенной бессарабской соли. Предполагалось устроить мост по чумацкому тракту через реку Кучурган. Охрана дороги возлагалась на полицию.

Проекты Марини никто не отвергал, но и никто не спешил воплощать в жизнь. Поэтому в управлении Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора росла гора бумаг по этому делу, важность которого признавали чиновники всех рангов.

17 мая 1844 года киевский генерал-губернатор П.И. Федоров писал генерал-губернатору Новороссии Бибикову: «Милостивый государь Дмитрий Гаврилович! Действительный статский советник Марини представил мне проект об устройстве железно-конной дороги между Одессою, Тирасполем и Парканами. Главная цель этого устройства состоит в том, чтобы увеличить перевозку доставляемого по Днестру из Подольской губернии для Одессы хлеба и увеличить здесь сбыт онаго. Недостаток в удешевленных способах перевозки, замеченный с давнего времени, сделался еще ощутительнее с тех пор, как Молдавия и Валахия вошли с нами в некоторое соперничество по хлебной торговле, которая угрожает Одессе неблагоприятными последствиями, могущими отразиться и на хлебопашестве Подольской губернии (...)» Однако в этом же письме киевский генерал-губернатор выражал сомнение, что проект сей поддержит правительство и захочет в нем участвовать, как на то рассчитывал Марини.

Но Бибиков был другого мнения. В сохранившемся его ответе от 14 октября 1844 г. в управление Киевского военного, Подольского, Волынского генерал-губернатора он писал: «(...) честь имею уведомить Ваше Превосходительство, что я разделяю вполне ваше мнение пользою о выгодах, какие должны произойти от предполагаемого проекта действительного статского советника Марини устройства железно-конной дороги между Одессою, Тирасполем и Парканами, – для удешевления перевозки хлеба, доставляемого в Одессу и для увеличения там сбыта оного, – и со своей стороны готов оказывать содействие сему предприятию во сколько от меня будет зависеть».

В докладе от 31 декабря 1844 г. в Санкт-Петербург на имя Ф.П. Вронченко из канцелярии херсонского губернатора писалось: «Речь идет об устройстве дороги между Одессою, Тирасполем и Парканами (...) как одно из главных условий к развитию богатства и будущего могущества России (...) Я вполне убежден, и пост, занимаемый мною в этом крае в течение 22-х лет дает мне право сказать утвердительно, что если бы сообщение Одессы с внутренними губерниями было обеспечено железно-конными дорогами, наша отпускная торговля получила бы здесь новое движение, потому что уверенность в возможности отправления в определенный срок и в каждое время года из внутренних губерний к местам сбыта наших произведений по крайней мере 50 процентов дешевле теперешних, изволило бы продавать по постоянно выгодным ценам (...) Общее мнение здесь насчет проекта г. Марини, сведения собранные мною и переписка генерала Бибикова служат доказательством, что если правительство примет себе за правило обеспечение процентов, компании для построения здесь железно-конных дорог не замедлят составиться (...) Сначала можно было бы открыть две линии: одна шла бы от Одессы до Паркан на Днестре, а другая в одно и то же время отсюда же по направлению на Ольвиополь, где соединяется большое количество подвод идущих из Киевской и части Подольской губерний. Эти две линии представляют протяженность до трехсот верст, они могли бы быть начаты и окончены в продолжение трех лет».

Читать далее