Когда приходят паровозы. Часть 3

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВидимо, в Санкт-Петербурге тоже понимали важность проведения дорог в Приднестровье и соединения их с портами Черного моря, внутренними губерниями России. Уже в 1845 г. появилась смета «деньгами, потребными на составление подробного ситуационного плана полосе земли от левого берега Днестра при колонии Парканы до Одессы и устройству железно-конной дороги». Согласно смете нужно было провести съемку 832 кв. верст, на что требовалось 416 летних дней, за что землемеру полагалась плата в 416 рублей серебром. Кроме того необходимые расходы составляли: за повозку с инструментами землемера 1248 рублей серебром; 199 рублей 68 копеек серебром для прислуги нижних воинских чинов; для чернорабочих с заступами для постановки вех – 832 рубля серебром; на оплату вех – 250 рублей серебром; на канцелярские расходы – 150 рублей серебром и для приобретения палаток – 250 рублей серебром. Всего же требовалось на изыскательские работы 4583 рубля 68 копеек серебром. Вдобавок нужно было выделить для разъездов землемера четыре почтовых лошади.

Сумма по тем временам немалая. Но в Санкт-Петербурге осознали государственную важность дороги, и Марини получил 9 мая 1845 года важное письмо из управления Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора: «Милостивый государь, Павел Яковлевич! Г. Управляющий путями сообщения изъяснил, что г. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор сообщил предположение о устройстве, посредством частной компании на акциях: железно-конной дороги между Одессою, Тирасполем, Парканами, Балтою, Ольвиополем и Кременчугом. Предположение это, по Высочайшему Его Императорского Величества повелению, он, г. генерал-адъютант граф Клейнмихель, вносил на рассмотрение комитета г. Петербурга – Московской железной дорога, и по заключению сего комитета Государь Император Высочайше повелеть соизволил: (...) Правительство одобряет, и для поощрения капиталистов к участию в составлении компании на акциях, готово дать ей испрашиваемую гарантию по 4 процента на 100 (...) учредители должны представить все сведения (...) указать учредителя компании, назначить инженера и поручить правлению IX Округа путей сообщения содействовать учредителям компании. Его Императорское Величество одобрил идею».

После одобрения идеи строительства дорога самим Императором нашлись и кредиторы: на первоначальные изыскания и составление проекта было отпущено из доходов городской казны г. Одессы городским головой тайным советником Казначковым 30 тысяч рублей серебром.

У уездных землемеров срочно запросили планы уездов, где должна была пройти дорога. 15 июня 1846 г. за № 7996 такой запрос получил и тираспольский уездный землемер. Нашлись и капиталисты, не только российские, но и зарубежные, пожелавшие финансировать строительство дорога. Из Великобритании откликнулся Вильсон, из Вены банкир барон Сина. Разработкой первоначального проекта дороги занялся бельгийский инженер Зюбер, с которым 18 мая 1846 г. был заключен договор. Бельгиец обязался составить полный проект для Парканской и Балтской ветвей и за приведение сего в исполнение он получал 90 тысяч франков, причем последние 30 тысяч выплачивались спустя 15 дней по совершенном окончании дороги и приведении ее в действие на всем протяжении. На имя генерал-губернатора Новороссии поступило даже письмо из Франции от землемера Николая Сале, желавшего участвовать в устройстве железной дороги.

Читать далее