На поле ратном. Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольС самого своего рождения Тирасполь был заложен как военный бастион России на юге, таковым он продолжал оставаться и на протяжении всего XIX – начала XX веков. Анатолий Демидов, член императорской Санкт-Петербургской Академии наук и искусств императорского Санкт-Петербургского университета и Академии Парижской, Мюнхенской и Стокгольмской, посетивший в 1837 году Тирасполь, в книге «Путешествие в Южную Россию и Крым, Венгрию, Валахию и Молдавию», вышедшей в 1853 году в Москве, писал: «Тирасполь, его крепость и обширный артиллерийский парк, расположенный у ее стен, быстро пронеслись пред нашими взорами».

Артиллеристы Тирасполя входили в начале 40-х годов прошлого века в состав Дунайского артиллерийского округа. Начальником Дунайского округа по артиллерийской части был генерал-майор Федор Петрович Долгово-Сабуров. В Тирасполе командиром артиллерийского гарнизона был подполковник Карл Самойлович фон Енгель; командиром гарнизонной артиллерийской № 3 роты – штабс-капитан Андрей Иванович Захаров. Командиром подвижного № 3 арсенала состоял подполковник Корней Иванович Худяков. В 50-х годах XIX века в Тираспольской крепости стоял подвижной № 3 арсенал, которым командовал полковник Мещерский (не из рода ли знаменитых князей?), назначенный на эту должность 26 января 1851 года. В соответствии с положением о предоставлении жилья для постоя Мещерский обратился в квартирную комиссию с требованием о предоставлении ему квартиры, которая по его должности должна была быть предоставлена ему в крепости. Но квартиру ему не предоставили.

18 мая Мещерский вновь обратился в указанную комиссию, но с просьбой отвести ему квартиру в городе, за неимением таковой в крепости. Комиссия ответила, что «все предместники (...) квартировали в крепости, где были и в то время, когда Мещерский просил квартиру в городе, свободные штаб-офицерские квартиры».

Мещерский обратился к вышестоящему начальству, чтобы ему компенсировали деньги за наем квартиры. Но в городской казне не было таких смет расходов, так как тираспольцы квартирную повинность отбывали натурою, а не деньгами.

Тем не менее управляющий губерниею предписал 26 ноября 1851 года отвести Мещерскому квартиру в городе, и ему было предложено место городничим Вельским в доме чиновника Чикоревского, где до этого проводились Дворянские собрания. Но Мещерскому она показалась холодной. Вместо этого полковник потребовал за срок с 1 июня 1851 до 1 сентября 1852 года компенсацию за наем в 135 рублей.

Спор командира арсенала с городом тянулся несколько лет. В апреле 1854 года начальник губернии генерал-майор Ильинский предписал тираспольской квартирной комиссии выдать деньги, но деньги упорный полковник так и не получил.

А в 1855 году и его жена Вера Мещерская написала жалобу о неотводе семье квартиры, во время отъезда мужа по делам службы из Тирасполя. Правда, она умолчала, что перед этим продала свой собственный дом. В ту пору через Тирасполь шли войска, и немедленно предоставить жилье было невозможно. Жилье капризной полковничьей жене было предоставлено через 20 дней после подачи прошения.

Другой полковник, Пафенгольц, получивший ранение, по оному вышедший в отставку, проживал в Тирасполе с 18 сентября 1852 года и в 1859 году также подал жалобу на городские власти, чтобы те компенсировали ему покупку топлива и расходов за освещение.

Читать далее