На весах Фемиды. Часть 1

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВысочайшим указом от 14 ноября 1809 года в Тирасполе был учрежден временный уездный суд, просуществовавший вплоть до реформы 1816 года, упразднившей эти органы. Однако на запрос Правительствующего Сената херсонский губернский прокурор донес, «что существовавший в Тирасполе временный уездный суд (...) при упразднении того суда осталось в оном нерешенных 231 дело, из коих настоящим уездным судом решено 165, а затем остается в нерешении 66, да сверх того настоящего уездного суда имеет нерешенных 240 дел...»

Сложилась странная ситуация: суд ликвидирован, чиновники разбежались, а дела остались. Как же было с ними поступать? Губернский прокурор предписал «немедленное производство дел в уездном суде... уездному стряпчему, чтобы тот понудил членов суда окончить работу». Но не тут-то было. Работать на энтузиазме в ту пору никто не хотел. Одни к тому времени по старости лет померли, другие же занялись своими делами и не собирались выполнять распоряжение губернского правления. Тогда губернский прокурор пожаловался херсонскому военному губернатору, который вынужден был признать, что при малом числе дворян Тираспольского уезда не находит из них способных занять судейские должности и потому поручил прокурору войти в ходатайство в вышестоящие инстанции о разрешении на определение в помянутый суд членов от короны». На что канцелярия Департамента Правительствующего Сената ответила своеобразно, мол, дела есть в производстве, то и нельзя было ликвидировать суд. Стали в губернии искать виновного: кто дал указание ликвидировать суд а заодно проверять: так ли уж в Тираспольском уезде мало дворян, что некому занять судейские должности?

Дела пылились на полках, чиновники писали друг другу бумаги, пока наконец не нашли исполнителей и не послали в Тирасполь от губернского правления секретаря Елисаветградского уездного суда Кременецкого для наведения должного порядка.

7 апреля 1821 года от Херсонского военного губернатора генерала от инфантерии графа Ланжерона министру юстиции ушло письмо, в котором Его Сиятельство писал: «Со времени прибытия моего в Новороссийский край с обязанностями, Высочайше на меня возложенными, я не преставал обращать строгого внимания на медленное течение дел в Тираспольском уездном суде Херсонской губернии, на недостаток канцелярских служителей в оном, и на занятие членов. Хотя сии последние за два уже трехлетия преданы суду, но число дел не уменьшилось. Теперь их считается более трехсот, а потому занятие суда по старым делам отвлекает от занятий по новым. И хотя деятельность и усердие нынешних членов примерно, но и они подвергнуты могут участи предшественников, а дела не перестанут накопляться (...) Есть некоторые следственно-уголовные с 1804, 1807, 1808 годов. Одна давность требует исключительных занятий, а по сему и исключительного благоуважения со стороны высшего начальства к назначению способов на производство дел. Имею честь представить на сие Вашему Сиятельству мое мнение. Я необходимым почитаю учредить временный уездный суд и членов в оный назначить по выбору дворянства, который и произвесть на общих правилах, определить в суде секретаря и надлежащее число канцелярских служителей со всеми правами и жалованьем, принадлежащими уездному суду, во временный суд передать все дела, оставшиеся нерешенными до 1821 года и вменить ему в обязанность занятие оными со всею деятельностью».

Читать далее