На весах Фемиды. Часть 12

И город в обличье ином засверкал

ТираспольКражи квартир следовали одна за другой и днем и ночью. Газета «Днестровский край» 30 ноября 1915 года писала: «Кражи довольно крупные и в высшей степени дерзкие совершаются среди бела дня и глубокой ночью, и повторяем, что случаи обнаружения как воров, так и краденого очень редки. И наши тираспольские «фантомасы», выходя на свои «славные» подвиги, действуют ночью «наверняка». Вот краткая хроника краж за сравнительно короткое время – 25 ноября в доме Бузука, Вокзальная улица, 2-я часть, воры, забравшись в квартиру г. Казачинского подобранным ключом, украли золотые и серебряные вещи на сумму более 200 рублей. Кража произошла в 9 часов утра. 26 ноября, в доме В. Григоровича, Ремесленная улица, 2-я часть, воры посредством отмычек проникли чрез парадную дверь в квартиру почтово-телеграфного чиновника и украли 64 р. наличными деньгами, золотые и серебряные вещи до 200 руб. (...) Любопытная справка: с 1914 года по 26 ноября 1915 года, заявил нам домовладелец г. Григорович, в его доме, в разные времена произошли 6 краж (...). А вот еще один шедевр «воровского искусства». К местному портному г. Котику 27 ноября в 9 час. вечера входит солдатик. – Фуражки имеются у вас? – Нет у нас фуражек, – заявляет Котик. А через несколько минут после ухода солдата исчезает меховая шуба Котика, стоящая 300 руб. Нужно ли добавить, что, по всей вероятности, в лице солдата явился переодетый вор?». На Новый год с 31 декабря по 1-е января 1916 года была совершена крупная кража: из магазина готового платья Коваленко похитили 76 костюмов и 5 пальто на сумму 1260 рублей.

В феврале 1916 года данная шайка наконец была задержана. Бандиты были вооружены и оказали вооруженное сопротивление. Ее задержание организовал помощник уездного исправника Н.К. Величковский, на чьем счету было раскрытие 8 вооруженных грабежей и двух зверских убийств. Во время поиска банды у станции Выгода был обнаружен труп с простреленным виском. Убитый оказался членом этой шайки Сеньки Казачка.

Во время войны, в июне 1916 года, бывали и случаи мародерства. В тираспольской мертвецкой на православном кладбище с убитого старика похитили сапоги.

В конце 1916 года в Тирасполь был назначен новый уездный исправник Павел Петрович Сергеев, который тут же организовал грандиозную облаву в городе по проверке гостиниц, ночлежных домов, притонов, в результате были задержаны 80 подозрительных, из коих 28 оказались без паспортов.

В начале 1917 года полиция обнаружила на квартире Н. Трахтенбройта тайное винокурение, но хозяин на суде заявил, что завод принадлежит не ему, а неизвестному для него человеку. Но тем не менее Трахтенбройта приговорили к штрафу в 150 рублей и заключили в тюрьму на 10 месяцев.

В феврале 1917 года был ограблен магазин писчебумажных принадлежностей Ивана Погромкова по Колодезной улице № 28.

Был у полицейских и свой праздник, который проводили в те времена в начале декабря в помещении первой полицейской части (ныне административное здание корпорации «ЭОЛИС»).

Известны в 1914 и 1915 годах два наиболее крупных подкопа, которые рыли арестанты тираспольской тюрьмы по направлению Покровской улицы. Первый раз рыли осужденные за разбойные нападения Добровольский и Бардецкий. Подкоп был обнаружен и 12 арестантов заковали в ножные кандалы.

После Февральской революции вышло распоряжение уездного исправника об усилении службы городовых и наведении порядка. 10 марта 1917 года вышел приказ № 1 по полиции, за подписью уездного комиссара Временного правительства по Тираспольскому уезду М.Б. Балицкого, согласно которому впредь до преобразования полиции в милицию на нее возлагались функции по наведению порядка. Ликвидировано было только уездное жандармское управление.

15 марта состоялось заседание городской думы, с участием представителей от всех местных организаций, по вопросу о реорганизации городской полиции. Было постановлено: городскую полицию упразднить, заменив ее милицией. Городовые стражники и жандармы подлежали отправке на фронт. Было создано собрание городского комитета общественной безопасности. 18 марта на заседании городской думы был прочитан и утвержден проект организации милиции. 20 марта городская управа обратилась к уездному исправнику с посланием: «Городская управа покорнейше просит Вас, милостивый государь, принять на себя охрану города впредь до введения городской милиции». Тогда же в зале городской думы под председательством городского головы Г.И. Ольшевского состоялось заседание городской думы и комиссии общественной безопасности, на котором П.П. Сергеев был 37 шарами избран (против 11 не избранных).

Тут же 22 марта 1917 года последовал приказ первого тираспольского начальника милиции, в котором писалось, что «городовым милиционерам на постах непременно стоять вместе с патрульными солдатами и с ними действовать в полном согласии для достижения общей цели – сохранения в городе порядка и спокойствия».

Так закончилась старая система судебно-исполнительной власти и начала создаваться новая, которой суждено было умереть, дожив до 90-х годов XX столетия. История повторяется, в том числе с Фемидой.

Читать далее