На весах Фемиды. Часть 3

И город в обличье ином засверкал

ТираспольОднако даже императорский указ не все из указанных в нем спешили выполнять, понимая, что работы непочатый край. Казачий сотник Азенков на посылаемые ему повестки отвечал молчанием и в суд не являлся, а по Высочайшему указу для открытия временного присутствия должны были явиться все заседатели. Не знали, что делать с наемом помещения и сторожей, ибо на эти нужды ничего не отпускалось. Нужно было оплачивать услуги по уборке помещения, разноске бумаг по присутственным местам. Оставшиеся заседатели разделились во мнении: одни говорили, что из-за вышеупомянутых трудностей, нужно открыть присутствие в селе (например, в Валигоцулово), где можно нанять помещение за 60-75 рублей, когда в городе нужно на эти цели 350 рублей. Зато в городе временный суд пребывая в центре уезда, скорее может исполнять дела и рассылать писчие бумаги гораздо сподручнее.

Возникла и еще одна трудность: сельскими заседателями прошедших трехлетий были коллежский секретарь Фока и коллежский секретарь Бузаевский, которые в данной должности пребывали и теперь.

За год до описываемых событий произошла еще одна смена в земском суде. На место предыдущих дворянских заседателей были утверждены капитан Трифон Прожевалинский, штаб-ротмистр Захарий Оржинский, прапорщик Ипполит Павловский, а на место выбывшего по болезни Осипа Бернацского заступил на должность подпоручик Павел Зарицкий и первоначально утвержденный Любинский. Кроме того, Иван Павловский остался уездным исправником. Если Азенков скрывался от участия в суде, то помещик Тираспольского уезда титулярный советник Федосей Толмачев стал писать жалобы о том, что он уволен до истечения трех лет по болезни, о чем старший доктор Тираспольского военного госпиталя статский советник Стабеус и ординатор госпиталя лекарь Чикаревский засвидетельствовать могут.

Предложено было разбить уезд на пять частей и закрепить за сотником Азенковым Слободзейскую волость, Деденкулову дать Малаештскую и часть Слободзейской волости, Павловскому – Лунговскую и часть Липецковской и Ананьевской, Витошевскому – присоединенную с Ольвиопольского уезда часть и часть Ананьевской и Малаештской волостей; Толмачеву – часть Ананьевской, Липецковской и Малаештской с присоединенной с Ольвиопольского уезда частью. Но поскольку Азенкова не могли отыскать, закрепили временно его волости за Толмачевым.

Однако и в начале 1833 года дела не только не были закончены, но и накопилось немало новых, нерешенных. 14 января 1833 года появился рапорт Тираспольского земского суда на имя Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора графа М.С. Воронцова, в котором высказывалась просьба, оставить еще на трехлетие для ликвидации задолженности земского исправника штаб- ротмистра Каламатина, дворянских заседателей титулярного советника Гальченко, губернского секретаря Сераковского и коллежских регистраторов Глобу и Хорвата, а также титулярного советника Заборовского.

Читать далее