На весах Фемиды. Часть 4

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВ декабре 1833 года опять появилась жалоба Федосея Толмачева на имя графа Воронцова. Он писал, что по болезни был освобожден в 1831 году от должности старшим доктором Тираспольского военного госпиталя статским советником Стабеусом и ординатором того же учреждения лекарем Чикаревским. А о своих заслугах уведомлял: «(...) кроме сего ревностная моя служба доказывается и тем, что об отличных моих действиях по должности дворянского заседателя было представляемо бывшему господину херсонскому гражданскому губернатору Комстадчуку от бывших предводителей дворянства Тираспольского уезда сначала Колмагорова – 31 мая 1826 года, а затем Чарнова – 26 генваря 1828 года с испрошением ходатайства чрез кого следует о высокомонаршем награждении меня за отличие орденом святая Анны III степени, потом сей же Чарнов представлял 18 мая 1828 г. исправляющему тогда должность херсонского гражданского губернатора и кавалеру Могилевскому (...) свидетельства выданного мне от господ дворян Тираспольского уезда 24 особ штаб- и обер- офицеров в том, что я многих тяжущихся в делах их помирил и, тем дела прекращены, и с описанием при том отличий моих и то, что я в 1827 году по командированию Херсонского губернского правления присутствовал (...) и исправлял неоднократно должность земского исправника при исполнении каковой в 1828 году после смерти исправника Соколова до определения на место его из кандидатов упомянутого выше Павловского за хорошее распоряжение по обязанности исправника в разных случаях, а в особенности по предмету прохода войск, получил от Его Превосходительства Степана Ивановича Могилевского благодарность (...) почему он г. предводитель дворянства Чарнов опять представил 23 генваря 1830 г. Его же Превосходительству Степану Ивановичу Могилевскому с приложением в копии того определения, и с прошением ходатайства о таковом награждении меня орденом святого Владимира IY степени».

Павловский в свою очередь тоже писал жалобы на своих бывших сослуживцев и жаловался на здоровье. К тому же титулярный советник Павловский 16 мая 1831 года «следуя по должности на дороге лошадьми был сброшен с бричкою, опрокинут и поломал ногу, от чего (...) терпит в оной и в целом корпусе сильную боль (...)».

Жалобы шли, суд работал в Тирасполе с 7 июля 1832 года, но и в октябре 1835 года временный нижний земский суд все еще не мог ликвидировать скопившиеся дела. Поэтому 29 ноября 1835 года Херсонское губернское правление просило российские власти опять о выделении денег.

31 декабря 1836 года министру внутренних дел России вновь был отослан рапорт херсонского гражданского губернатора об ассигновании сумм на содержание Тираспольского временного земского суда.

Обычно в уездных судах заседали исполнительные чиновники, и то, что в Тираспольском уезде в те годы собралось много дел, нужно отнести не к их нерадивости, а, скорее к неразберихе, образовавшейся во время разделения и перекройки уездов. В своем рапорте на имя графа М.С. Воронцова тираспольский уездный стряпчий И.Кондрацкий писал 18 декабря 1835 года: «Ревностное наблюдение мое в подведомых присутственных местах за безостановочным и немедленным течением дел – в особенности уголовных, по коим подсудимые до решения участи их изнуряются под стражею, обязывают меня представить в благорассмотрение Вашего Сиятельства положение Тираспольского и Ананьевского окружного суда в каком поставлен он многоделии – слишком удвоившимся по учреждении и подчинении ведомству его Ананьевского уезда, составившегося и из значительной части бывшего Ольвиопольского и некоторой Одесского уезда – и по передаче затем из тех уездов всех дел ему подсудимых. Настоящий суд быв уездным, составляется из членов одного Тираспольского уезда, одного секретаря и соразмерного числа канцелярских (...). Но когда сделался он окружным двух уездов, когда поступили к нему в передачу по вновь учрежденному Ананьевскому уезду и дела, производившиеся в Одесском и бывшем Ольвиопольском уездных судах – и когда между тем вступление к нему новых дел удвоилось с обоих уездов, окружной суд оставаясь при одних силах и средствах в производстве оных (...) ощущает необходимое затруднение ... Между тем, число нерешенных дел с постоянным поступлением их из двух уездов приметно увеличивается».

Читать далее