На весах Фемиды. Часть 6

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВ земском суде исправлял должность исправника поручик Константин Никитович Соколов; непременным секретарем был Савелий Марьянович Капишевский, секретарем – Иван Михайлович Романи; корчемным заседателем – коллежский секретарь Николай Андреевич Уткин.

Должности становых приставов исполняли: 1-го стана – коллежский регистратор Федор Станиславович Куликовский, 2-го стана – губернский секретарь Пантелей Илларионович Комарницкий, 3-го стана – титулярный советник Василий Яковлевич Воскобойников.

Должность городничего занимал майор Павел Людвигович Ростковский, помощниками состояли: регистратор Никифор Авкс, Горчинский и дворянин Василий Иванович Войнов. Начальником команды Тираспольской внутренней стражи был штабс-капитан Франц Павлович Теодор.

Уездным исправником в 1864 году в Тирасполе был коллежский секретарь Феликс Яковлевич Лучинский, его помощником – коллежский асессор Сергей Александрович Александровский, непременным заседателем был губернский секретарь Савелий Маркович Капишевский, должность секретаря канцелярии исправлял Игнатий Казимирович Новогонский. Полицейскими надзирателями были губернский секретарь Авкс, Арс. Ласса. В становых приставах состояли К.В .Банковский, В.Я. Воскобойников и др. Смотрителем острога был Михаил Павлович Беркутов.

Когда в Тирасполе появилась тюрьма – таких данных не удалось найти, но известно место, где она располагалась до 1917 года – приблизительно в районе нынешнего городского дома культуры, а ниже ее шел Тюремный переулок.

Из «Военного обозрения Одесского военного округа» на 1871 год известно, что в Тирасполе находился комитет попечительства Общества о тюрьмах, состоящий из директоров и членов. В это время в городе существовали уездное и городское полицейские управления, которые в порядке управления подчинялись губернатору и губернскому правлению. Уездная полиция состояла из уездного исправника, его помощника, общего присутствия, уездного полицейского управления, включавшего в себя исправника, его помощника и заседателей от сословий, и временных отделений общего присутствия полицейского управления, образуемого в особых случаях. Исправник считался начальником уездной полиции, и ему были подведомственны: в уезде – становые пристава, а в городах и местечках – городские пристава, их помощники и полицейские надзиратели. Уезд был разделен на 4 стана, каждым из которых заведовал становой пристав.

Городская полиция состояла из полицмейстера, его помощника, общего присутствия городского полицейского управления, которое состояло из полицмейстера, его помощника и двух заседателей от сословий. Начальником городской полиции был полицмейстер, и ему подчинялись городские пристава, квартальные надзиратели, полицейские надзиратели.

Занималась в ту пору полиция не только чисто уголовными делами, но и наблюдением за неблагонадежными гражданами. Такими гражданами считались те, которые занимались и антигосударственной деятельностью. Сохранился рапорт Тираспольского уездного исправника от 20 июля 1878 года, в котором он доносил по инстанции о поведении и образе мыслей студентов Мошкевичей, сыновей священника Мошкевича: «По собранным негласным путем сведениям оказалось, что у священника с.Брашевановки Леонтия Мошкевича четыре сына: один служит в Николаеве диаконом, другой в морском или телеграфном ведомстве в г.Очакове; третий, Василий, живет при отце и занимается хозяйством, а четвертый, Тимофей, воспитывается в Новороссийском университете. Священник Мошкевич и два последних сына знакомы с хорунжим Семеном Брашевановым и с его семейством и изредка бывают друг у друга, как близкие соседи – имения Брашеванова от с.Брашевановки в 8 верстах. Об общем владении землею говорил Василий и Тимофей Мошкевичи в доме Брашеванова с женою Брашевановой Мариею, которая, как говорит, сама вызывала их на разговор о революционной пропаганде, о существовании которой она знала из «Новороссийского телеграфа», где печатались дела о задержанных и осужденных пропагандистах, в числе которых большею частью были студенты, а так как Тимофей Мошкевич – студент, то она интересовалась знать, какого он мнения об этой пропаганде, причем он и его брат Василий говорили, что настанет время, когда все люди будут владеть землею в одинаковом количестве».

Читать далее