На весах Фемиды. Часть 7

И город в обличье ином засверкал

ТираспольТак в государстве совершалось фискальство. А далее уже работала сыскная машина. Из того же рапорта мы узнаем, что у Мошкевичей были еще два брата – тоже студенты Крыжановские, обучавшиеся в Новороссийском университете.

Правда, ничего существенного не удалось выяснить, и исправник подвел неутешительный для себя итог: «Из произведенных негласных расспросов о поведении братьев Мошкевичей в их и в с. Брашевановка, в смысле распространения революционной пропаганды, ничего не обнаружено, но сделалось известным, что Василий Мошкевич за нанесение побоев какому-то еврею по решению Мирового суда был приговорен к аресту». Но на всякий случай уездный исправник учредил негласное наблюдение за поведением братьев Мошкевичей и Крыжановских.

Полицейские чины ведали благонадежностью граждан. Могли их отстранить или допустить к учебе в престижных заведениях. Так в 1878 году бывший студент Киевского университета Святого Владимира Лейб Вильдерман, проживающий в Тирасполе и уволенный из университета за участие в сходках и неповиновение университетским властям, решил хлопотать о восстановлении. Ректор университета тут же написал письмо херсонскому губернатору с просьбой сообщить: «Какого поведения был Лейб Вильдерман во все время пребывания своего в г.Тирасполе Херсонской губернии, не замечен ли в чем-либо предосудительном».

Естественно, определением этого «чем-либо» занимались полицейские чины в содружестве с жандармскими.

Побывал в Тирасполе один из создателей и руководителей «Народной воли», ее рабочих, студенческих и военных организаций А.И. Желябов, бывший редактором «Рабочей газеты». Андрей Иванович родился в крестьянской семье, родители его проживали в Феодосийском уезде Таврической губернии. В январе 1878 года его осудили, но за недостаточностью улик оправдали. В начале февраля на имя херсонского губернатора из Санкт-Петербурга ушло секретное послание петербургского градоначальника на право свободного проезда Андрея Желябова, судимого особым присутствием Сената, в котором сообщалось: «Обвинявшийся в государственном преступлении (в распространении преступной пропаганды) и признанный по суду оправданным крестьянин Таврической губернии Феодосийского уезда, деревни Рахмановки Андрей Желябов выехал в г.Тирасполь, (...) с тем, чтобы по прибытии в г. Тирасполь, он явился в местное полицейское управление (...) имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство, не изволите почтить меня уведомлением: прибыл ли поименованный выше Желябов в г.Тирасполь, а равно не признается ли необходимым учредить за ним негласное наблюдение и впоследствии уведомить меня, с кем из жителей столицы он будет вести переписку».

Сколько дней пробыл мятежный Желябов в Тирасполе удалось узнать из рапорта тираспольского уездного исправника от 28 февраля 1878 года, в котором он сообщал херсонскому губернатору: « (...) имею честь донести Вашему Превосходительству, что крестьянин Андрей Иванович Желябов явился ко мне 8 февраля и предъявил свидетельство, выданное ему из канцелярии С.- Петербургского градоначальства. (...) В настоящее время Желябов находится в д.Урусудечное Феодосийского уезда Таврической губернии куда он выехал 16 февраля по своим домашним делам и воротится... недели через три».

Хотя документов о последующем пребывании в Тирасполе Желябова найти не удалось, но можно с уверенностью сказать, что он вернулся в город так как здесь работает сестрой милосердия в лазарете общества Красного креста жена Желябова, урожденная Яхненко Ольга Семеновна, дочь. почетного гражданина Семена Степановича Яхненко, который жил на хуторе вблизи Тирасполя.

Читать далее