Поёт морзянка за стеной весёлым дискантом. Часть 3

И город в обличье ином засверкал

ТираспольВысокие доходы Тираспольской почтово-телеграфной конторы объяснялись еще и тем, что она выполняла ряд вспомогательных операций для горожан. При конторах действовали сберегательные кассы, которые выплачивали вкладчикам 3,6 процента годовых, а с 1 декабря 1915 г. установили прием вкладов от частных вкладчиков, от казенных учреждений, частных банков до 3000 рублей; от обществ и учреждений, и учреждений мелкого кредита до 5000 рублей. Вклады выдавались до 300 рублей.

Несмотря на повышение жалования, чиновников не хватало. Поэтому в городской газете часто появлялись объявления «о широком доступе молодым людям для поступления на должность чиновников 6 и 5 разрядов». Оговаривались и условия, что принимаются окончившие курс высших начальных училищ, а также девицы, окончившие курс женских гимназий, или равных им учебных заведений, знающие французский и немецкий языки или хотя бы один из них. Причем знающие языки сразу назначались на должности чиновников 5-го разряда.

Остается добавить, что до октябрьского переворота почтово-телеграфная контора играла и большую культурную роль в жизни города, не зря в ней трудились, как говорилось выше, чиновники столь высокого ранга. Например, 21 апреля 1915 г. почтово-телеграфная контора провела однодневный сбор в пользу русских воинов, в 1916 г. 21, 22, 23 апреля, был проведен второй всероссийский сбор пожертвований на устройство здравниц и подарки воинам. Кружечный сбор на нужды защитникам родины дал 494 рубля 59 копеек. 6 августа того же года при конторе была введена специальная продажа особых почтовых марок в пользу сирот, воинов, продавались художественные почтовые открытки, карточки с видами Тирасполя и других городов Херсонской губернии. В начале 1917 г. конторой были получены специальные бланки для переписки с теми, кто находился на территории, занятой неприятелем. Но всю корреспонденцию нужно было адресовать в военно-цензурную часть Главного управления Генерального штаба в Петрограде, который располагался на Торговой, 12.

Мартовскую революцию чиновники конторы приняли восторженно. 16 марта они отослали телеграмму, в которой писали: «Петроград, совету союза служащих главного управления: члены Тираспольской почтово-телеграфной конторы в полном составе восторженно приветствуют начинания союза. Клянемся исполнить честно долг и работать не покладая рук для спасения родины и погибели преступного, изменческого старого правительства. Все предпочтем умереть за новое правительство, но не выдадим его. Вперед товарищи!»

То ли Яковлев довел строгостью, то ли, действительно, они надеялись, что со сменой правительства наступят улучшения. Но, как обычно, революции приносят хаос и разрушение. Не помог и созданный 3 апреля комитет служащих Тираспольской почтово-телеграфной конторы, председателем которого стал А. Перфильев, членами: И. Майданич, С. Гржибовский, Дударенко, делегатом Я. Смичельский и секретарем А. Желобаев. С началом новой власти ухудшилось железнодорожное сообщение, и тут же, по распоряжению Главного управления почт и телеграфов, было введено ограничение по приему посылок во всех почтовых и почтово-телеграфных учреждениях. Более трех посылок одному человеку в одной конторе и на имя одного адресата посылать не разрешалось. Это было только начало...

Здание почтово-телеграфной конторы просуществовало в Тирасполе до 70-х годов XX столетия и было бездумно снесено бездарными архитекторами того периода. А оно было существенной черточкой на историческом лице города.

Читать далее