Уездная палитра Тираспольского образования. Часть 11

И город в обличье ином засверкал

ТираспольРешением этой же коллегии школам выделялись участки земли для организации подопытного хозяйства. 18 апреля на заседании отдела образования было отмечено плачевное состояние помещений школ и школьной мебели и не утвержден в должности старый директор реального училища Иванов. Уволен также заведующий 2-й пролетарской школой для взрослых – Михайлов. Так начиналась политическая чистка преподавательского состава в соответствии с приказом № 34 от 17 марта 1920 г., по которому в уезде восстанавливались все преподаватели, уволенные деникинской администрацией и увольнялись ненадежные с точки зрения пролетарской власти педагоги.

Приказом унаробраза во всех учебных заведениях вводилась новая орфография, объявлялось, что «Закон Божий» всех исповеданий и латинский язык являются предметами необязательными и преподавание означенных предметов может вестись во внеурочные часы».

27 марта началась национализация всех низших школ, как казенных, так и общественных. Все школы теперь делились на городские и уездные. Казенные средние учебные заведения переходили на содержание отдела просвещения уезда, а частные учебные заведения сохранялись до конца года. В национализированных школах отменялись: плата за учение, плата за обучение неимущих детей в частных учебных заведениях, либо они переводились в государственные школы. В корпоративных, кооперативных и учебных заведениях профсоюзов плата за обучение отменялась для представителей беднейших классов. 28 марта объявлялось о выборе заведующих учебными заведениями, а должности директоров, инспекторов – упразднялись.

Однако у новой власти не все ладилось. В школах царила разруха, не было топлива, детям не хватало теплой одежды и обуви, в уезде шли эпидемии, многие учителя покинули свои места. Поэтому отдел просвещения, разместившийся на улице Красноярской, 150, разослал телеграммы в волости, с просьбой прислать своих представителей для учебы в конце июня на рабоче-крестьянских курсах в Одессе. В то же время, 27 июня, в Тирасполе начал работу учительский съезд на который учителя из волостей прибывали на своих подводах, имея при себе чайную посуду и постели.

Немногим раньше, 23 июня, был издан приказ Тираспольского унаробраза «О проведении в жизнь 7-летней трудовой школы». Согласно этому приказу все 2-х. 3-х и 4-годичные начальные училища превращались в 7-летние трудовые школы. А за месяц до этого в Тирасполе обсуждался вопрос открытия учительского института и народного университета.

Однако не все крестьянство положительно воспринимало ломку. старой школы. Состоявшийся 23 ноября 1920 г. съезд представителей волостных отделов уезда вынужден был это отметить как: «слабую работу подотдела из-за классовой борьбы и несознательности части крестьянства». По школам начали уничтожать библии и иконы. Так из Паркан докладывали, что «(...) отремонтированы и работают 6 школ, иконы сняты, читаются политические книги».

К ноябрю 1921 г. в тираспольском унаробразе числилось: 284 школы переходного типа, 2 школы-коммуны, 11 детских домов, 3 детских сада-интерната, одна профагрономическая школа, три профтехнических-экономических школы, три социально-экономических школы, два техникума, 38 библиотек, причем центральной тираспольской библиотекой заведовала сестра бывшей начальницы женской гимназии А.А. Берестнева.

Существовала в системе тираспольского унаробраза и секция национальных меньшинств, которая имела 54 немецких и столько же молдавских трудовых школ, 9 еврейских. Немецкая группа открыла еще 19 школ по ликвидации безграмотности, тогда как в молдавской группе таких школ было всего три.

Так российская система образования уступила место идеологизированной советской школе, взявшей курс на пересмотр всех культурных ценностей старой школы.

Читать далее