И пламя ветром разносило. Часть 1

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВ тот памятный для тираспольцев прошлого века 1818 год апрель выдался ветреный и сухой. 13 апреля, после обеда, посетителей в городских лавках было мало. Некоторые из них закрылись на перерыв Казалось, задремали не только торговые лавки, по и сам уездный город сонливо смежил глаза своих тихих улиц. И вдруг в начале четвертого пополудни из сарайчика мещанина Филиппа Деткова послышалось потрескивание, а потом вырвались языки пламени. Сначало тихо, а потом все громче и громче потрескивая, огонь стал пожирать деревянное строение. От сарайчика огонь перекинулся на дом Деткова. В нем в это время, к счастью для обитателей, к несчастью для соседей, никого не оказалось. Налетевший весенний ветер подхватил пламя, и прилепленные близко друг к другу деревянные дома и лавки местных купцов и иногородних запылали. В этот день горели дома: Василия Тихонова, Давида Люблинского, Максима Шуметова (а заодно и две его лавки), Сафона Лаврова (и также одна лавка), Алексея Муранова (и одна лавка), Вольки Водлингера, Степана Ткачева, Шмули Ладежинского, Михаила Анохина (и три лавки), Афанасия Кожевченко, Тихона Ситникова (и одна лавка), Сергея Огурцова, Бориса Бутова, Фадея Матронинского, Афанасия Бачерова, Никиты Лазарева, Василия Старченка, вдовы Прасковьи Левшиной (и одна лавка), вдовы Евдокии Паленовой (и одна лавка), Григория Жолтинова, Архипа Золотарева, Логина Ершова, Терентия Захарова, Сергея Жолтинова, Анания Белова, Ивана Жолтинова, Сергея Матронинского, Ивана Иноземцева, Тимофея Бочерова, Федора Курачева, Афанасия Щопина, Савелия Ткачева, Конона Смирнова, Сергея Павлова (и еще три лавки пострадали), Максима Анохина, Антона и Мирона Поповых, Осипа Чернышева, мещанина Ивана Микулина.

Поскольку сохранился план квартала Тирасполя за 1816 год, с указанием, кому дома на нем принадлежали, можно довольно точно определить и место пожара. На этом плане под номером один значится общественное здание, а к нему примыкал участок Зельмана (или Зелика) Серебрянника, у которого дом не сгорел полностью, но ущерб был оценен в 2500 рублей.

Неподалеку располагались дома Сафона Лаврова, Потапа Полякова. У последнего рядом было две лавки. Погулявший по владениям последнего огонь принес убытков на общую сумму в 30 тысяч рублей. Лавки эти принадлежали купеческим детям братьям Потапу и Ивану Поляковым. К указанным лавкам и участку Поляковых примыкал участок Андрея Лобова, значительно пострадавшего от пожара. У него горели и дом, и лавка, а ущерб оценен был в 8-10 тысяч рублей. Под №15 значится дом пострадавшего Вольки Водлингера, а под №22 – участок Василия Тихонова. Участки со злополучным сарайчиком Филиппа Деткова обозначены под №№ 17 и 23 и приходятся на центр указанного квартала. Огонь не тронул дома Василия Табакова (№3), титулярного советника Каламатина, мещанина Максима Туманова (№8), мещанина Семена Полякова, но повредил расположенный рядом дом Луцкого. Не пострадал дом мещанина Авербаха, Зубкова, но огонь повредил расположенный рядом дом Вольки Водлингера, а рядом с последним дом мещанина Мошки Ветмана также не пострадал, как, впрочем, и стоящие неподалеку дома мещанки Ирины Смирновой и вдовы – купчихи Поляковой. У последней два ее участка примыкали непосредственно к Днестру. Остается сделать один вывод о том, что непострадавшие дома были выложены из камня.

Теперь о том, какая это была часть города. Соотношение планов города 1811 и 1903-1907г. позволяет указать точное место – это бывшие переулок Покровский и улица Колодезная (ныне Шевченко) в месте своего окончания у Днестра, то есть это место, ориентировочно, где теперь расположены гостиница «Аист», магазин «Юный техник» – до магазина (а скорее, включительно) «1000 мелочей», так как лавки выходили на Покровскую улицу (а в ту пору она была Почтовой), ныне пока еще 25 Октября.

Читать далее