И пламя ветром разносило. Часть 2

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВоенный губернатор Новороссии генерал от инфантерии граф Ланжерон 29 апреля 1818 года назначил комитет из пяти человек по определению ущерба, причиненного пожаром 13 апреля. В нее вошли тираспольцы полицмейстер и городничий подполковник Яновский – доверенная особа, надворный советник помещик Савицкий, тираспольский градской голова Черниговский, почетный гражданин Карасев (бывший градской голова), почетный гражданин Стариков.

Кстати, во время бушевавшего пожара у графа Ланжерона в Тирасполе пострадало пять его палаток на сумму 4000 рублей.

Данная комиссия определила и граждан города, которым пожар нанес наибольший ущерб. Так у Максима Шуметова погорели две лавки и дом – в общей сложности на 14 тысяч рублей, у Андрея Лобова убытки оценились в 10 тысяч рублей (горели дом и лавка), у Зепшика Лобова пострадали дом и лавка на 12600 рублей, у Гаврила Борина сгорели три лавки и дом (сумма убытков 11 тысяч рублей), у Афанасия Фомина сгорели дом и лавка – ущерб составил 25 тысяч рублей, у Луки Старикова огонь уничтожил ценностей на 43500 рублей и пострадал его дом, у Ивана Карасева горели дом и лавка (ущерб оценен в 95000 рублей), у купца Николая Зубкова сгорело сразу пять лавок и пострадал дом (ущерб оценен был в 180000 рублей). Но поистине трагедией стал пожар для двух семей: купца 2- й гильдии Ивана Растригина и Тимофея Иноземцева. У последнего сгорело две лавки, дом и погибло четыре члена семьи. Убытки были оценены в 9 тысяч рублей. Купец Иван Растригин сам погиб, у него сгорел дом и две лавки, в которых погибло огромное количество товаров. Сумма ущерба по тем временам была оценена в 530000 рублей.

Пострадало одно здание старообрядческой церкви и принадлежащая ей дачка, трем общественным городским зданиям был нанесен ущерб на 3 тысячи рублей, ущерб литейной конторы исчислялся в 1465 рублей, у унтер-цейхвартера Кулишева пострадало шесть лавок и дом на 10000 рублей, две лавки сгорели у помещика Калантена, два дома – общества часовенного и священника Телятникова.

Было и много пострадавших в материальном плане: одесский мещанин Илья Крошеди, мещанин Фома Попов, помещик Савицкий, Иван Белкин, Каушанский, Мордко Спевак, Волько Краснопольский, Мендель Гондштейн, Иося Мехляревский, шляхтичка Анна Рижвская, Лензер Львовский, Хаим Шапочник, Семен Моренцов, Никифор Сербин, Григорий Ткачев, Григорий Попов, Григорий Шишкин, Тимофей Новиков, Кондрат Вихляев, Любовь Головатенкова, Изот Колесников, Сидор Вандровский, мещанин Иван Микулин, таможенного присмотра дистанции объездчик Петр Тысяченко.

Не повезло и уездному дворянству, у которого сгорело «мебели и прочих ковров, купленных дворянством» на сумму 5 тысяч рублей.

Общий ущерб городу составил 1 297 468 рублей, по тем временам огромная сумма. Не случайно буквально через несколько дней сам Государь Император Александр Павлович прибыл в Тирасполь. Вскоре появился и его указ, в котором писалось: «Усмотря на месте убыток причиненный пожаром городу Тирасполю повелел я Херсонскому военному губернатору составить Комитет (о нем шла речь выше – прим.авт.) для приведения в известность: какое необходимо нужно оказать пособие жителям? Прилагаемы у сего бумаги показывают, что Комитет назначает гражданам заимообразно на 12 лет без процентов 350 тысяч рублей и единовременно в виде подаяния 9100 рублей. Я повелеваю Комитету неукоснительно рассмотреть и положив по мере удовлетворения первой из сих просьб представить мне свое мнение. Последнюю же сумму, т.е. 9100, ассигновать между тем Херсонскому военному губернатору для раздачи жителям Тираспольским в виде подаяния по назначению бывшего в сем городе Комитета».

Читать далее