И пламя ветром разносило. Часть 4

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольТираспольский пожар имел последствия далеко за пределами города. В сгоревших лавках был товар со многих городов России. В одной только лавке купца 2-й гильдии Ивана Расстригина сгорели товары: курочинского мещанина Александра Колигаева, бендерского жителя Михайло Пономарева, тираспольских мещан Манойло Краснова и Алексея Савинова, тучковского жителя Устина Шапошникова, смотрителя Тираспольского уездного училища титулярного советника Ивана Волошигоева, переславского купца Андрея Тимофеева, болховского купца Василия Киягина и еще 35 купцов с самых разных городов России. Это показывает обширность связей Тирасполя с глубинными губерниями России. Наследники купца Расстригина должны были рассчитываться за сгоревшие товары еще много-много лет. 1 ноября 1831 года была составлена ведомость удовлетворения кредиторов купца Расстригина. Вдова купца сама не могла рассчитаться и поэтому в течение нескольких десятилетий писала жалобы во все инстанции о своем бедственном положении. В письме от 14 марта 1834 года, отправленном из Тирасполя министру юстиции тайному советнику и кавалеру Д.В. Дашкову она писала: «В 1818 году апреля 13 пожар опустошил значительную часть города Тирасполя, причем я лишилась мужа и именья, находящегося в Тирасполе (...) осталась с пятью малолетними детьми из коих старшей дочери было 11 лет, сыну 10-ть, а трем младшим дочерям: одной – 7, другой – 5 лет, а третьей – 8 месяцев. Спустя несколько дней после постигшего нас несчастья блаженной памяти Император Александр Павлович прибывши в город Тирасполь излил свои щедроты на оставшихся сирот, приказал выдать пять тысяч рублей; а в непродолжительном после того времени Его Императорское Величество приказал выдать из кабинета в помощь всем пострадавшим от пожара взаимообразно на 12 лет 350 тысяч рублей, уплата коих милостью Монарха вскоре отсрочена вместо 12- ти на 24 года. Из числа оной суммы мне и сиротам следовало судя по потере (ибо всего в городе сгорело на один миллион и двести тысяч рублей), получить более ста сорока тысяч, но бывшие в то время члены Думы и избранные в помощь им для раздачи суммы граждане, воспользовались малолетством сирот и моею слабостью здоровья, (...) большую часть оной суммы забрали сами, и раздали своим родственникам не только в Тирасполе, но даже и в другие города, а мне с сиротами вместо ста сорока тысяч выдали только десять тысяч, да и то чрез год велели отобрать обратно».

Интересно, что в 1826 году новый император Николай Павлович всем пострадавшим в Тирасполе от пожара простил половину выданных взаимообразно денег.

Дела о злоупотреблении при раздаче сумм пострадавшим на тираспольском пожаре десятилетиями кочевали по различным инстанциям. Еще в 1839 году жалобы купца Николая Зубкова ходили по чиновникам Министерства юстиции, где было заведено дело на многие тысячи страниц, озаглавленное «Переписка Министерства юстиции с Министерством внутренних дел, Сенатом, Херсонским прокурором о злоупотреблениях чиновников при раздаче жителям г. Тирасполя ссудной суммы».

Конечно, к тому времени последствия пожара в Тирасполе были ликвидированы и выросло новое поколение, не видевшее трагедии 1818 года, когда огонь гулял по жилищам тираспольцев.

Читать далее