Иностранные колонисты в Тираспольском уезде. Часть 1

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольЕкатерина Великая в новоприобретенных землях проводила политику привлечения иностранных поселенцев. Так, уже в 1793 году появился Высочайший указ относительно таких переселенцев. 17 ноября того же года фаворит Императрицы граф Платон Зубов писал из Петербурга, разъясняя указ, Екатеринославскому губернатору Каховскому: «Препровождаю при сем копию с полученного мною Высочайшего Ее Императорского Величества Указа относительно выходящих из владений турецких в Тавриду и Екатеринославскую губернию греков, армян и других иностранцев предписываю чинить по оному непременное исполнение, донося ко мне сколько их, когда, каких людей доставлено к вам будет из Тавриды или прямо в Екатеринославскую губернию, предписав кому следует, дабы присылаемые из Таврической области выходцы, в соседних с оною местах Екатеринославской губернии были принимаемы и отправляемы в назначенные им места немедленно». То есть, губернатор получил Высочайшее указание принимать самые решительные меры по устройству всех желающих поселиться в Новороссии. Правда, осторожный Зубов всегда предпочитал действовать с оглядкой. К Хорвату обратился начальник ногайской орды (кочевавшей в Буджакской степи) Баязет Бей с просьбой разрешить переселиться на левый берег Днестра в 1794 году, как сообщал он, для «избавления себя от ига Порты Оттоманской». Зубов, ставший к тому времени уже князем, советовал Хорвату «...доколе мир и доброе согласие от турецкой стороны сохраняется, надлежит иметь осторожность, дабы явное принятие сих татар не принято было причиною от нас к ссоре поданною (...)». Однако и отталкивать от себя ногайцев Зубов не советовал. Он писал: «... при наступлении же удобного к тому времени пользоваться бы таковым добрых сих людей расположением, стараясь между тем в случае их отзывов подкреплять их в намерениях перейти к нам, обнадеживая покровительством и милостию, сие внушение производить таким образом, чтобы ничего для нас предосудительного произойти не могло».

Иную политику проводила российская администрация в отношении офицеров греческого дивизиона. Им раздавались земли в новоприобретенной области. В Херсонском областном архиве хранится дело «Об отводе земель офицерам греческого дивизиона в Тираспольском уезде – Указы Новороссийского губернского правления: 1792 – 1800 гг.»

По указу Новороссийского губернского правления по Высочайшему повелению капитану Вуковичу «... в Тираспольском уезде между речки Барабоя, (...) лимана Дальницкого и Черного моря для поселения сродников его и других иностранцев, земли удобной 12000 десятин, а на месте оной бывшим в греческом дивизионе вышним и нижним чинам избрать и назначить другую землю в том количестве, какое им пожаловано».

Землю поручали выдать в июле 1798 года генералу от инфантерии управляющему губернией и кавалеру графу Михаилу Васильевичу Каховскому. Ему же поручалось выходцам-иностранцам провиант «не на посев хлеба необходимого количества с возвратом из запасов магазеинов» выдать.

Несколько раньше, на основании Указа 19 апреля 1795 года стоявшему в Одессе греческому дивизиону «по именному Высочайшему в 20 день мая 1797 года указу» была наделена земля в Тираспольском уезде.

Капитану Вуковичу и «иностранцев до восьмидесяти семейств» были предоставлены льготы на десять лет, а земля, сады и леса оставались за ними в вечное пользование.

Читать далее