Иностранные колонисты в Тираспольском уезде. Часть 3

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольПравда, поспешность, с которой возводились селения, иногда давала нежелательные результаты, и приходилось решать вопросы заново. В мае-октябре 1805 г. появилось письмо тираспольскому уездному землемеру титулярному советнику Шаржинскому, в котором говорилось о необходимости переобустройства немецкой колонии «на бывшей прежде даче Катаржина – где выстроено уже для немецких колонистов 30 и остается еще в будущем достроить 120 домов...» Дома были выстроены в низине возле речки Куяльник и весной затоплялись. Поэтому советовали Шаржинскому так спланировать оставшиеся 120 домов, чтобы паводком их не повредило.

В мае-октябре 1805 года Шаржинским был составлен план отвода земли и строительства домов колонии Малый Буялык для переселенцев – славяно-сербов в Тираспольском уезде. Тогда же люк де Ришелье дал указание Шаржинскому для иностранных поселенцев летом разбить места для строительства домов в Тираспольском уезде на Кубаньке, Балае, даче Катаржиной, после чего подрядчикам велено было не медля приступить к работе.

В 1804 году русское правительство издало очень важный указ, разрешивший помещикам селить на своих землях колонистов, вышедших из-за границы. Причем, помещики обязаны были предоставлять колонистам такие права, которыми бы они пользовались на казенных землях: освобождение на 10 лет от податей, свобода вероисповедания, освобождение от рекрутской повинности и многое другое. «Колонисты, – говорилось в указе, – свободны от всякого личного укрепления, хотя при ревизии и будут значиться на землях, где водворены». По этому указу, колонисты заключали с землевладельцами договор о выполнении определенных повинностей на случай возникновения спорных вопросов.

В 1804 году прибыло из Турции столь большое и нежданное количество болгар из-за Днестра, что Император повелел герцогу де Ришелье рескриптом от 22 октября того же года употребить самые скорые и деятельные меры к заготовлению им жилищ на избранных ими местах и выдать необходимые пособия.

Однако не все переселенцы-иностранцы хотели заниматься крестьянским трудом. Иным по нраву был гусарский образ жизни.

13 мая 1816 года болгары Чадыра, Орана и Менджира подали рапорт на имя генерал-майора Гартинга с просьбой зачислить их в Бугское казачье войско. 3 июня того же года сообщалось Министерству внутренних дел, что болгары отказываются от переписи и требуют отпустить в казаки.

31 августа 1816 г. появилось донесение чиновника О.П. Козодаева к А.П. Бахметьеву о просьбе болгар селения Терновки Тираспольского уезда зачислить их в бугские казаки: «Херсонский военный губернатор дюк де Ришелье не признал сего удобным, а предписал внушить им, что таковое перехождение может послужить во вред им, и что они должны оставаться жительствовать там, где поселены.(...) По предмету сему я сносился с нынешним г. херсонским военным губернатором графом Ланжероном и просил его мнения. Он сообщил мне, что главною ныне причиною такового домогательства означенных болгар, есть обольщение неосновательных людей и неправильные толки; и что поселенцы сии, отличаясь устройством хозяйства и исбыточнейшим состоянием, расстроят только себя переходом в козаки, а земля останется в запустении. По сим причинам полагал не подаваться на искания их».

К мнению чиновника прислушались – земля не пришла в запустение и болгары не пошли казаковать. Видимо, было найдено компромиссное решение.

Читать далее