На пути к переломному декабрю. Часть 12

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольМожет быть и освободили бы майора-свободолюбца, но грянули декабрьские события 1825 года. Император Александр ушел с Российской арены, и пришедший ему на смену брат Николай изменил свое отношение к вольнодумцам.

Почти 4 года просидевший в Тираспольской крепости Раевский почувствовал это на себе. Пестель хотел начать восстание с освобождения «тираспольского узника» Раевского. Но события складывались по-иному. 10 января 1826 года в крепость явился начальник штаба 6-го корпуса Отто Иванович Вахтен со стражей и обыскал камеру, но кроме офицерского патента, дозволенных книг, золотой шпаги за храбрость и писем из дома ничего не нашел. А дальше была отправка Раевского в Петербург, 8 месяцев в Петропавловской крепости, более года в крепости Замостье и ссылка в Сибирь на вечное поселение, где он прожил с 1828 по 1872 год, женился на крестьянке Авдотье и имел восемь детей.

На могилке его была надпись: «Под сим камнем погребено тело Владимира Федосеевича Раевского. Родился 28 марта 1795 г., умер 8 июля 1872 г.» В 20-х годах XX века о его могиле писал один из деятелей сибирской науки Б.Г. Кубилов: «На угрюмом сельском кладбище, среди безымянных крестьянских могил, покосившихся и почерневших от времени крестов, приютилась могила Раевского».

Помнит Тираспольская крепость не только первого декабриста России Раевского. Настроение в дворянской среде, среди офицеров было далеко не одинаковым. С тревогой тайный агент А. Данненберг доносил из Тирасполя в Санкт-Петербург: «Мнения лиц в кругу здешних обществ совершенно различны. Молодые и не только образованные офицеры, также частные люди, по большей части расположением умов своих доказывают дух нашего времени. Неудовольствие к правительству и стесненное состояние свободы наибольше их занимают».

В 1826 году следствие по делам декабрьского заговора проводилось по всей России, во многих воинских частях. В Тирасполе перед военным судом 2-й армии предстал поручик квартирмейстерской части при главном штабе армии Евдоким Емельянович Лачинов. Воронежский дворянин Лачинов состоял членом Южного общества. По конфирмации 25 ноября 1826 года поручик был лишен прав с «написанием в рядовые». А в 1832 году уволен из армии в чине прапорщика. Сменив военный мундир на гражданский фрак, дворянин Лачинов стал директором акционерной компании в Харькове и благополучно прожил до 1875 года, скончавшись в Москве.

Содержался в Тираспольской крепости и другой офицер этой же квартирмейстерской части, член Союза благоденствия подполковник Эмилиан Викторович фон Руге, родившийся в 1790-х годах. Подполковника держали в крепости по приговору суда. В 1829 году после отбытия наказания фон Руге было приказано явиться в штаб 2- й армии в Тульчин.

Вскоре опала с вольнолюбивого подполковника была снята, и он смог дослужиться до чина генерал-лейтенанта, скончавшись в своей постели в 1857 году.

Не избежал участи узника Тираспольской крепости и известный командир 32-го Егерского полка полковник Андрей Гаврилович Непенин, родившийся в 1787 году и состоявший членом Союза благоденствия. Это он покрывал строптивого майора Раевского и гостеприимно принимал у себя великого русского поэта А.С. Пушкина, о чем вспоминал потом И.А. Липранди: «В Аккермане мы заехали прямо к полковому командиру Андрею Гавриловичу Непенину (старому моему приятелю)... и поспели к самому обеду, где Пушкин встретил своего петербургского знакомца, подполковника Кюрто, бывшего его учителя фехтования и... назначенного комендантом Аккерманского замка... Вечер проведен был очень весело... Все обедавшие не прочь были погулять, и хозяин подавал пример гостям своим». Как сложилась судьба полковника Непенина после ареста и заключения в Тираспольскую крепость – неизвестно. Умер Андрей Гаврилович 12 ноября 1845 года.

Читать далее