На пути к переломному декабрю. Часть 3

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВ чине генерал-майора Киселев стал начальником штаба 2-й армии. Служебное положение Киселева в Тульчине было крайне тяжелым, и у него появилось мною врагов, так как генерал стремился облегчить участь солдат, смягчить телесные наказания, что, естественно, многим не нравилось, в том числе и всемогущему Аракчееву. Известна дуэль Киселева с командиром бригады генералом Мордвиновым. Несмотря на то, что их положения были неравны (Киселев занимал гораздо более высокое положение, считался фаворитом Государя и мог спокойно не заметить вызова), он ответил, согласился на дуэль, убил Мордвинова и выплатил семье его пенсию. Император простил Киселева. В 1823 году, после смотра 2-й армии Александром I, Киселеву был пожалован чин генерал-адъютанта, но тем не менее он был оставлен в армии, в составе которой участвовал в русско- турецкой войне 1828-1829 годов.

Под начальством Киселева в Тульчине служили будущие декабристы: Пестель, Бурцев, Басоргин, князья Трубецкой и Волконский, но они, как раз, были с ним в очень хороших отношениях. Киселев, правда, не знал о существовании заговора. Известны строки великого Пушкина, посвященные Киселеву:

На генерала Киселева
Не положу своих надежд,
Он очень мил, о том ни слова,
Он враг коварства и невежд;
За шумным, медленным обедом
Я рад сидеть его соседом,
До ночи слушать рад его;
Но он придворный: обещанья
Ему не стоят ничего.

Зная меткий и острый пушкинский язык, можно сказать, что это довольно высокая оценка Киселева.

Витгенштейн не находил общего языка с Киселевым и даже, обидевшись на своего начальника штаба, секретным письмом просил у Императора об отставке. Друзья Киселева, генералы Закревский и Алексей Орлов, советуют ему умерить свой нрав и не раздражать стариков. Закревский извещал своего друга, кроме того, что «Пестель, адъютант, все из него (Витгенштейна – прим. авт.) делает...»

Не находил поначалу Киселев общего языка и с другим генералом, командиром 6-го корпуса Сабанеевым, чей штаб располагался в Тирасполе. Сабанеев был полной противоположностью светского Киселева.

Иван Васильевич Сабанеев родился в 1770 году в старинной дворянской семье, ведущей свой род от мурзы Сабан Алея, который пришел в XY веке из Золотой Орды служить Великому князю Василию Темному, но не пожелал креститься, и только Прапрадед генерала при царе Алексее Михайловиче принял православие и стал ярославским дворянином Сабанеевым, окончательно обрусевшим к середине XYIII века. Отец Ивана Васильевича, ярославский помещик, записал по обычаю сына в гвардию, и тот в 15 лет уже стал сержантом Преображенского полка, где сама Императрица имела чин полковника. Прежде, чем явиться в Преображенский полк, Сабанеев три года проучился в Московском университете, и лишь в 1791 году молодой человек уходит на войну с Турцией капитаном Малороссийского гренадерского полка. 28 июня того же года ему довелось участвовать в последнем крупном сражении той кампании. В бой русские войска вел генерал Николай Васильевич Репнин.

После окончания войны молодой капитан, обстрелянный в сражениях с турками, попадает на западную границу, где в 1794 году под командою Суворова участвует в нескольких сражениях, в том числе и при штурме Варшавы.

Четвертой кампанией, в которой отличился молодой офицер, становится Итальянский поход Суворова. Капитан Сабанеев настолько удачно действовал со своими егерями в знаменитых сражениях при Нови, Тортоне, Милане, в Альпах, что Суворов замечает его и делает майором. В начале Альпийского похода Александр Васильевич поручил ему труднейшую должность начальника передовых постов. В одной из схваток храбрый офицер получил ранение. Сам Суворов лично посылает в Петербург ходатайство о награждении его орденом Анны 2-й степени и чином подполковника. Но обо всем этом Иван Васильевич узнает позже. А тогда ему, раненому, пришлось пробыть год в плену у французов в городе Нанси. Но и здесь молодой офицер не сидел сложа руки, а составил отчет о военном и гражданском французском устройстве.

Читать далее