Они были первыми. Часть 3

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольКак же выглядел сам город в те свои младенческие времена? Писатель и сенатор, член Российской Академии наук П.И. Сумароков в изданной им в Москве в 1800 году книге «Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году» писал: «Новый сей город выстраивается по плану широкими улицами, имеет в себе до 350 дворов, и жители оного суть русские старообрядцы, малороссияне, молдаваны, валохи, евреи и цыганы. В версте от него большая земляная крепость с крепким гарнизоном защищает наш рубеж и никому не позволяет переплывать далее половины реки. Уезд Тираспольский простирается с лишком на 300 верст.» Данные русского исследователя той поры также расходятся с данными Кабузана за один и тот же год.

В Тирасполе академик провел день и одну ночь. На ту пору в городе числилось «публичных казенных строений два дома (деревянных), обывательских - 179, каменных купеческих лавок - 21, а деревянных - 75». Кроме крепких каменных домов в городе было много и времянок, не учтенных официальной статистикой, в которых жили разного рода беглецы и всякие переселенцы. Край привлекал на ту пору разгульной свободой.

В результате, уже в 1803 году в Тираспольском уезде проживали 19479 человек, из которых 12033 были государственными крестьянами, крестьян-частновладельцев было 5175, неподатного сословия - 261, а городского сословия - 2010. Ведала тираспольскими делами городская дума. В 1802 году градским главой был Карасев, а уездным землемером Шаржинский, сочинивший в 1799 году план земель города. Был в городе, на территории крепости, городовой магистрат, также ведавший делами городского хозяйства. В 1802 году ему пришло указание губернатора о разведении на городских землях виноградных садов и «шелковых» деревьев. А на имя Карасева от 77 терновских поселян поступила просьба о причислении их в число мещан города Тирасполя с платежом по обоим званиям податей. Земский суд и городовой магистрат оказались в затруднении. Они должны были, прежде чем принять этот вопрос, знать мнение тираспольских мещан, согласятся ли те принять их к совместному с ними пользованию мещанским правом, «и буди согласны, то обязать всех их в исправном платеже по обеим званиям податей поручительство подписное, рапортовать палате; во исполнение чего городовой магистрат донес, что тираспольское общество терновских поселян в тираспольские мещане с платежом за них по обоим званиям казенных податей принять желают с тем, чтобы из Терновки в Тирасполь не переселять, а оставаться им на прежнем жилище, так как земля городу и Терновке генеральною межою совместно обмежевана, и оная Терновка от Тираспольской крепости стоит не далее одной версты...».

Как видно из этого документа, и в то время сельские жители стремились попасть в городские мещане. Уездному землемеру Шаржинскому приходилось не только заниматься размежеванием земли, но и решать вопросы разного характера. Как, например, 17 июля 1812 года, когда дубоссарский полицмейстер Симанов писал ему: «Тираспольскому уездному землемеру господину коллежскому асессору Шаржинскому вследствии посланных от сей полиции к Вам Двух отношений благоволите, Ваше высокоблагородие, для составления плана на построение в городе Дубоссарах мясных рядов, прибыть сюда, дабы чрез нескорое Ваше прибытие не могло пройтить нынешнее удобное к строению тех рядов время и о последующем не оставить».

Читать далее