Они были первыми. Часть 5

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольНа Терновской даче находились хутора тираспольских мещан: Михайла Мельникова, Федота Крюкова, Ивана Шишкина, Степана Гуслякова, Абрама Трегубова, Кондрата Вихляева, Петра Вагина, Лариона Диргачева, Ивана Волнина, Кондрата Захарова, Терентия Захарова, Прокофия Ходякова, Николая Тарасова, Филата Деткова, Исая Деткова, Марка Созонова, Ефима и Осипа Чернышевых, Ивана Валенюка, Ивана Свистунова, Афанасия Соловьева, Петра Елизарова.

Документ подписали тираспольский градской глава Черниговский, гласные: Сорокоумов, Семидетной, Сталоверов, Колкотов, письмоводитель Чернявский.

24 ноября 1819 года была составлена ведомость вновь устроенным хуторам, состоящим на овраге Суклее, называемом городской Балкой. Здесь хутора принадлежали тираспольским мещанам Павлу Пакову и Афанасию Кошевченко.

В то же время появилась ведомость заселения хуторами, «называемыми ближними городскими на Суклейской балке». Здесь хутора принадлежали тираспольским мещанам: Панке Дьяченко, Игнату Дека, Семену Гудкову, Тодору Дьяченко, Осипу Бондарю, Михаиле Болгарину, Якиму Ковальчуку, Ивану Черепахе, Юрию Удову, Мелентию Удову, Ивану Фомичу, Абросию Линенцову, Афанасию Линенцову, Петру и Борису Плешкановым, Демиду Захарову, Федору Курачеву, Ивану Огненному, Тимофею Ромашке. Были у города и дальние хутора Гребениковы «кои находились на устье рукава, вышедшего из балки Девки». Этим хуторам также была учинена роспись 24 ноября 1819 года, и по ней принадлежали они тираспольским мещанам: Якову Груше, Ивану Давидову, Якову Моисееву, Федору Палею, Степану Власенке, Григорию Иванченке, Федору Решетникову, Василию Петренке; дворянину Игнату Зеленскому; тираспольским поселянам Игнату Гриценко и Афанасию Манжукору; тираспольским мещанам Ермолаю Курленцову, Ивану и Петру Дигтяревым, при доме последних был разведен сад на десяти десятинах земли.

В то же время шла планировка не только Тирасполя, но и города Григориополя и селения Делакеу.

31 июля 1824 года тираспольский уездный землемер Ильенко получил приказ из Херсонской казенной палаты о сдаче плана вышеназванных населенных пунктов. Поскольку дело затягивалось, тираспольский землемер получил и грозную приписку: «О доставлении плана землям города Григориополя и селения Делакеу подтвердил 4-й раз землемеру Ильенко с тем, чтобы ежели не получите таковой к 20 числу будущего месяца, неминуемо виновный будет подвергнут взысканию (...)».

Жители города, получившие по водворении в нем статус поселян, могли со временем переходить в другое сословие. Например, 28 мая 1829 года по представлению Тираспольского городового магистрата губернская Казенная Палата перечислила в мещанское звание 108 душ мужчин и 91 - «женска пола».

Градская дума в это же время занималась вопросом благоустройства городских земель. Ссылаясь на Тираспольскую думу, Правительствующий Сенат издал в 1829 году предписание: «Тираспольская градская дума предоставила Казенной Палате, что нарезки для ограничения выгона учиненные (...) для города не выгодны потому, что половина лимана, городу принадлежащего, протекающего внутри городских садов, назначена к отрезке в пользу суклейских поселян, в крайности обиды и стеснение водопоем городского скота. Посему Правительствующий Сенат предписывает при определении черты градской выгон от Суклейской дачи разделять имеющей и соблюсти, чтобы сохранены были для обеих сторон взаимные выгоды; таким образом, чтобы сады разных лиц, сколько местоположение дозволит, не входили вокруг земель назначаемых казенным поселянам в 15-ти десятинной пропорции».

Читать далее