Они были первыми. Часть 7

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольМожно понять, что привыкшему жить в Петербурге чиновнику не глянулся на ту пору небольшой уездный городок. Но Тирасполь рос.

Побывавший в городе почти через двадцать лет (в 1846 г.) репортер журнала «Иллюстрация» увидел город совершенно иными глазами: «(...) наконец, посреди голой степи, пред нами, как роскошный оазис, раскинулся г. Тирасполь с его чудным местоположением и разгульным Днестром, сибаритом Новой России, постоянно нежащимся в тени садов, то в ароматической глуши цветущих лесов. (...) Днестр показался мне игривее, блестящее, великолепнее обыкновенных рек, и долго любовался я его величественным бегом (...) Вообще Тирасполь для уездного городка южной полосы России очень хорош: в нем две раскольничьи церкви, так называемые часовенные, и одна православная; множество очень изрядных каменных зданий, построенных офицерами артиллерийских парков и осадной артиллерии, здесь постоянно стоящих; наконец, очень много казенных зданий, а известно, что они-то и красят собою русские города. Все улицы, особенно около базара, усыпаны чем-то черным; долго я соображал, что-б это могло быть? Наконец, узнал, что эта насыпка не более, как шелуха колючих, водяных орехов, растущих в Днестре, (...) говорят, здесь, в хороших домах приготовляют из них прекрасный соус, варя эти орехи в коровьем масле. При выезде из Тирасполя является древняя, кажется, совершенно брошенная крепость, некогда верно и зорко сторожившая своих слишком близких соседей, строптивых турок, теперь, когда наши границы отодвинулись на несколько сот верст вперед, она, отслужив свою службу, как дряхлый инвалид, переживший всех, с кем проводил дни грозных браней, незаметными шагами близится к конечному разрушению».

Конечно, эти два разительно отличающихся взгляда с интервалом без малого в два десятилетия можно объяснить только разным настроением авторов, а не столько разительными переменами во внешнем виде. Город рос, строился, хорошел, что отмечали многие, кто в нем останавливался. В книге «Материалы для географии и статистики России, собранные офицером генерального штаба», выпущенной в Санкт-Петербурге в 1883 г., писалось: «Город расположен чрезвычайно сосредоточенно, в виде правильных кварталов, пересекаемых перекрещивающимися улицами под прямыми углами. Он выстроен на отлогом скате степей, довольно круто упирающихся в колено реки Днестр. Глядя с одной стороны на обнаженную степь, и с другой – на прилегающую к городу долину Днестра, которая в одну сторону видна на 10, а в другую – на 20 верст и вся покрыта самым роскошным, сплошным ковром садов, лесов и виноградников, кажется странным, как этот город не исчез в массе зелени, дающей столько удобств, и мог сгруппироваться на оголенной степной возвышенности».

В те времена уже город разделялся на восточную и западную части. Причем восточная часть была построена на низменной долине, которая при весенних половодьях покрывалась водой. Правда, при сильных разливах заливало иногда и западную часть.

В городе в то время было много колодцев, но вода в них отдавала дурным запахом и горько-соленым вкусом.

Городская земля, хотя и была в основном равнинной и черноземной, но прорезалась балками с незначительной крутизной.

Читать далее