Переселенцы. Часть 4

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольДвижение ширилось, и в 1803 году для прекращения волнений в Тираспольском уезде губернские власти ввели в мятежные деревни воинские команды. Но правительство понимало и другое: что если поселенцы Тираспольского уезда окажутся в худших условиях, чем заднестровские крестьяне, то начнется массовый отток, а русской администрации нужно было как можно скорее не только заселить, но и освоить земли между Днестром и Бугом. Поэтому, после поступления следственного материала в Петербург, Император направил Николаевскому губернатору Беклешову распоряжение от 20 марта 1803 года, в котором писал, что «при раздаче земель в 1792 г. между Бугом и Днестром присвоены некоторыми помещиками в крепость крестьяне, поселившиеся на тех землях во время турецкого еще владения, и по окончании последней войны из разных мест туда перешедшие» в количестве около тысячи человек мужского пола. А вывод Императора был однозначным: «... открывшееся по сему следствию присвоение не имеет... никакого законного основания».

Местным властям вместе с помещиками и русским государственным деятелем Скарлатом Стурдзой было предписано рассмотреть вопрос: «на каком положении удобнее будет оставить сих крестьян на землях, где они водворились», чтобы при этом они не оставили помещичьих имений.

После Императорского указа началась борьба между петербургским правительством и местной властью. Выражая мнение помещиков, в письме от 22 июня 1803 г. на имя министра внутренних дел В.П. Кочубея Беклешов писал по поводу этого указа: «Ежели же забугские крестьяне получат перед прочими то преимущество, какое в Высочайше данном мне о них указе предположено, то не вправе ли крестьяне и других уездов того же самого домогаться?». Вывод Беклешова был: «... утвердить в крепость всех крестьян». Ему возражал Херсонский гражданский губернатор А.М. Окулов, писавший, что хотя состояние зарубежных молдаван отличается «гораздо большею тягостию противу здешнего их положения», но у них существенное преимущество в том, что их повинности четко определены, тогда как в Тираспольском уезде не пользуются в отношении крестьян никакими законами. Окулов предложил издать постановление об ограничении помещичьей власти рамками закона и точного определения крестьянских повинностей.

Так с его легкой руки родилось «Положение об обязанных поселянах» от 20 сентября 1804 года, по сути дела означавшее не что иное, как появление не только в Тираспольском уезде, но и на всей южной Украине нового сословия, свободного от закрепощения. По этому положению, в частности, все крестьяне Тираспольского уезда, вышедшие из-за границы и поселившиеся на помещичьих землях между Днестром и Бугом (как до раздачи, так и после раздачи земли помещикам), объявлялись лично свободными и не могли быть обращены в дворовых. Согласно статье 12-ой настоящего «Положения», помещик не мог наказывать обязанных поселян, «но должен по важным преступлениям отсылать их к суду». Но и крестьяне должны были оставаться у тех помещиков, к которым их приписали по ревизии 1795 года. Само же «Положение» раскрывало основные повинности обязанных поселян и было составлено по молдавскому образцу, согласно которому крестьяне должны платить десятину (то есть десятую часть) от всех «произведений» земледелия и работать на помещика 12 дней в году.

Читать далее