Переселенцы. Часть 7

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольСменивший военного Херсонского губернатора герцога де Ришелье граф А.Ф. Ланжерон предложил свой проект решения этой проблемы. Он полагал, что нужно дать помещикам двухгодичный срок для возвращения своих крепостных, неразысканных за этот срок надлежало легализовать в качестве жителей казенных сел или помещичьих имений. В случае нежелания выдачи беглецов, помещики или казенные села должны были вносить за них плату.

В 20-х годах XIX века идеи Ланжерона развивал известный в России граф М.С. Воронцов. Он не возражал против проекта Ланжерона по легализации поселенцев, подчеркивая, что такое постановление «одно только может успокоить жителей новороссийских и, избавив их от опасения быть высланными на родину, обратить к полезным занятиям и промыслам». Воронцов считал, что в этом случае крестьяне перестанут уходить за границу. Воронцов был вообще против выдачи казенных и помещичьих крестьян их бывшим владельцам из внутренних губерний даже в течение двухлетнего срока. Граф по сему поводу писал: «Если же выдавать из казенных селений всех неправильно приписанных к ним с 1796 г., то многие из оных совсем опустеют, лучшие хозяева разорятся, и возобновятся прежние побеги в турецкие владения. (...) Приписка беглецов к Новороссийскому краю и обращение их через 01гую из бродяг в полезных и трудолюбивых земледельцев, есть выгода целого государства вообще, а не тех селений, где они будут найдены...».

Воронцов, исходя из этих выгод, предлагал чтобы вознаграждение за потерянных людей их владельцам выдавало правительство.

В отношении обязанных поселян граф предложил также изменить формулировку их взаимоотношений с помещиками и представить им право, в случае невозможности договориться с помещиком о повинности, переходить на другие земли.

14 сентября 1827 года появился новый Указ об обязанных поселянах, составленный в соответствии с предложениями Воронцова. А немного позже нашли свое отражение в Указе от 9 ноября 1827 года и другие предложения графа. В нем повелевалось: «Зашедшим в губернии Херсонскую, Екатеринославскую и Таврическую людям остаться в настоящем их месте и звании, буде помещики и казенные селения, у коих они находятся, того пожелают». Но все эти люди теперь включались в ревизские сказки. Были в Указе учтены и предложения графа Ланжерона о двухгодичном сроке сыска крестьян, чтобы либо возвратить их на старые места, либо получить денежную компенсацию.

Тираспольский уезд осваивался и обживался не только с помощью указов, компромиссов правительства, возвращения беглецов, но и привлечением переселенцев. Это хорошо видно, если обратиться к официальным данным Y ревизии (1797-1810гг.). В 1797 году в уезде проживало 24615 душ мужского пола, через два года – 25190, в 1800 году – 26135, в 1805 году – 30299, а в 1810 году числилось уже 37752 души мужского пола. Т.е. за тринадцать лет численность возросла на 13137 человек. Естественным приростом нельзя объяснить такое быстрое увеличение населения. Сколько же из этого числа переселилось? Е.И. Дружинина в книге «Южная Украина в 1800-1825 гг.», опираясь на статистические данные, обнаруженные в Центральном государственно-историческом архиве России, приводит цифру переселенцев в Тираспольском уезде за период с 1796 по 1811 годы в 5663 человека, без учета начавшегося в 1803 г. заселения свободных земель Тираспольского уезда иностранными (немецкими) колонистами. С учетом этого фактора число переселенцев возрастает до 13962 душ мужского пола, что выводит Тираспольский уезд по числу переселенцев на второе место после Херсонского. Характерно, что на конец XYIII века Тираспольский уезд считался менее заселенным, чем другие уезды в Новороссии. В этот период появляются селения государственных крестьян.

Читать далее