Переселенцы. Часть 9

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольПоскольку селение нужно было освобождать быстро, то и новое осваивалось скоро. В мае 1822 года плосковцы уже посеяли яровой хлеб на тираспольской земле, а в июне занимались сенокошением. Правда, на первых порах не обошлось без эксцессов. Херсонский гражданский губернатор писал губернскому землемеру 25 мая 1822 года: «(...) по случаю же, что выделение им земли (т.е. плосковцам – прим. авт.) из обещанного участка, владеемого Малаештами и другими шестью селениями, еще не сделано и что могут происходить между ними ссоры устные и даже драки, господин исправник в отвращение сего просит моего распоряжения. Вследствие чего поручаю Вашему Высокоблагородию между прочими занятиями Вашими съехать на место и сделать нарезку плосковцам земли по количеству ревизских душ, ибо при настоящем весеннем посеве происходили уже между плосковцам и и малаештцами за право пользования полями разные споры.»

Споры в конце концов были разрешены. Плоское получило законное обоснование своего существования, а для истории сохранился любопытный документ – письмо херсонского губернского землемера Гречины тираспольскому землемеру Ильенко о том, как нужно строить Плоское: «1-е, чтобы место для поселения избранное было соразмерно удобствами на число дворов, тамо устроиться в нынешнем числе поселян должное и впредь быть могущих – каждому двору места по мнению моему будет достаточно по улице шириною от 20 длиною до 40 сажен, сколько место позволит; 2-е, поселение должно быть кварталами – в каждом квартале от 8 до 10 дворов: 3-е, главная улица должна быть шириною не менее 15, а поперечные от 10 до 12 сажен судя по местоположению; 4-е, в середине должна быть площадь по пространству длины одного квартала, шириною от 40 до 50 сажен, или как место дозволит, на коей со временем должно будет построить церковь; 5-е, улицы, разделяющие кварталы, должны составлять проезды к воде». По данным X ревизии в середине XIX века всего уже насчитывалось 516 дворов, 1412 жителей мужского пола и женского – 1670.

Так шло заселение Тираспольского уезда. Но состав уездного крестьянства в первой половине XIX века не был постоянным, он менялся. В 1803 году государственные крестьяне составляли 61,77 процента (12033 человека из 19479 общего числа жителей уезда), частновладельческие крестьяне составляли 26,57 процента (5175 человек), неподатное сословие занимало всего 1,34 процента, т.е. 261 человек. Дальше, до 1842 года, шло сокращение численности государственных крестьян, после чего этот показатель начал расти. Рост его сохранился до 1854 года.

Поскольку земли Тираспольского уезда заселялись постепенно, то на них быстро развивалось скотоводство, которое требовало больших пастбищ. Так, в Тираспольском уезде было в 1808 году 26249 лошадей и 220191 овца; через два года количество лошадей сократилось до 21329. Крупного рогатого скота уже насчитывалось 57000, а еще через год – 66339, при общем снижении числа лошадей и овец.

Читать далее