Под звездой Суворова. Часть 3

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольТеперь настало время сказать и о Деволанте. Когда Суворов прибыл для работы по созданию крепостей на юге России, ему были приданы по инженерной части полковник Князев и подполковник Деволант. Князев был полной противоположностью строптивого голландца – мягкий, уступчивый и не портивший отношений с вышестоящим начальством. Поэтому поначалу Суворов писал секретарю Екатерины Великой, Турчанинову: «Князев хорош – Деволант скучен и грозен, избалован и три раза уже абшид брал, а мне истинно неколи об их капризах думать».

Интересно, что с тех пор, как Франц Павлович перебрался в Россию и поступил в 1787 году на русскую службу, он всегда писал свою фамилию на русский манер – Деволант, а не как у него на родине – де Волан. В 1788 г. он в чине инженер-майора русской армии принимал участие в войне со шведами. С Суворовым голландского инженера свела судьба во время второй русско-турецкой войны. Первую боевую награду Деволант получил за участие в боях за Измаил. Представил его к награде сам Суворов. Был Деволант и при осаде Бендер русскими войсками, в сражении при Мачине, а после заключения мира был в свите Кутузова в Константинополе. Нужно отметить, что характер у Деволанта был строптивый, и он не любил выполнять беспрекословно распоряжения своего начальства. Во всяком случае, в каждом деле он пытался дойти до сути вопроса. Кроме того, голландец не понимал поначалу причуд Суворова. Известен один забавный случай в их взаимоотношениях, который произошел в Молдавии. Деволант был приглашен на обед к Александру Васильевичу. Поначалу беседа протекала мирно, но потом Суворов вспылил, потому что Франц Павлович (любивший конкретные и краткие ответы) слишком часто повторял: «Не могу знать!» Суворов разгневался и стал кричать на гостя. Тот, недолго думая, встал из-за стола, и до того был в расстроенных чувствах, что выскочил в окошко и побежал без оглядки по направлению к своей квартире. Суворов понял, что зашел слишком далеко, и так как он ценил талант голландца, то бросился за ним вслед, догнал, помирился и перестал с ним чудачить.

Теперь уже в письме он отзывался об инженере: «Он у меня принят, как приятель, а если вышло неудовольствие, то сие было от него же, и сам он себя успокоил». Еще более лестную характеристику талантливому инженеру дал секретарь Суворова, Курис, в письме Хвостову: «Деволант – честнейший человек; его не знали; граф душевно его любит».

В ходе работы над проектами крепостей юга России Франц Павлович стал правой рукой Суворова, который наделил его особыми полномочиями. По завершении работы по укреплению южных границ, Суворов дал о нем превосходный отзыв, за что Деволант был удостоен Высочайшего благоволения. С 1809 года состоял при принце Георгии Гольштейн-Ольденбургском, главном директоре путей сообщения. Как отличнейший генерал-инженер, он был назначен принцем Георгием генерал-инспектором корпуса путей сообщения По кончине принца Георгия Гольштейн-Ольденбургского, Деволант был сперва правящим должность, а с 1814 года и директором корпуса путей сообщения. Скончался он в 1818 году.

А в 1793 году Деволант строит Тирасполъскую крепость. Исходя из проекта Деволанта и смет, Каховский докладывает в Петербург, что «при открытии весны будущего 1793 года нужно заготовить (леса – прим. авт.): к Средней крепости против устья Ботны – на 43806 рублей», и просит «Высочайшего Указа об ассигновании показанной суммы для заплаты за лес подрядчикам, с коими к заключению контрактов нужно приступить ныне, дабы могли они иметь время сей же осени, заготовляя леса в Польше и Галиции, свозить оные к берегам реки Днестр и при открытии весны сплавливать в новоприобретенную область».

В соответствии с данными условиями по директивам Суворова Тираспольской крепости надлежало придать общую фигуру прямоугольника, при начертании ограды неправильном, сходном частью с бастионным расположением, частью с тенальным. Крепостные валы предполагалось окружить сухим рвом, а на плацдармах на прикрытом пути расположить батареи. Со стороны Днестра намечено было построить нижнее укрепление – «ретраншамент», для «очищения противолежащего и нашего берега и для содержания переправы в оборонительном состоянии». Валы нижнего уровня предполагалось прикрыть рвами, наполняемыми при необходимости при помощи шлюза днестровской водой. Крепостное сооружение решено было соорудить из земли. Суворов лично подписал проект Тираспольской крепости. Но по ходу работы были внесены изменения: ограде решили придать правильное бастионное начертание, с изломанными куртинами, и усилить ее каменными эскарпами и контрэскарпами.

Читать далее