Под звездой Суворова. Часть 4

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВ письме от 16 апреля 1793 года Императрица одобряет мероприятия графа А.В.Суворова в Новороссии по сохранению провианта и разрешает выделить 30 тыс.рублей на устроение провиантских магазинов в Дубоссарах и Ботне (будущая Тираспольская крепость).

В другом письме Екатерина Великая повелевает: «(...) чтоб срок земляным работам и основанию их расположили Вы по лутчему Вашему на месте усмотрению, размеряясь с силою состоящих под начальством Вашим войск, производя работникам плату по десяти копеек на день, протчая же, а особливо каменныя работы в тех крепостях разделить по крайней мере на пять лет. Четвертое, о лесах потребных для тех крепостей, а особливо дубовых для артиллерии, снестись вам поблизости с генералом Кречетниновым, которой по настоящему расположению войск наших в прикосновенных к Вам пределах, может найти большую удобность доставить оныя к вам подрядом с сбережением казны от необычайных оному цен. Пятое, сообразуясь с настоящим соизволением нашим для ассигнования в диспозицию Вашу потребных на производство сих работ сумм, ожидаем мы от Вас генеральной сметы сим крепостям с расположением потребных на то издержек погодно, дабы назначаемая для сего сумма верно и в предполагаемые от Вас сроки доставлена от Вас быть могла (...)».

Тираспольской крепости отводилось важное место еще и потому, что в то время на протяжении от Галиции до Черного моря на русском побережье Днестра находилось всего два казачьих полка, три полка пехоты и два батальона егерей. А в это же самое время турки задумали переустроить и укрепить Бендерскую крепость. В письме от 16 марта 1793 года, доставленном от поверенного в делах России в Константинополе полковника и кавалера Хвостова, сообщалось, что в Бендеры отправляется Кауфер, «... архитектор, определенный Портою для построения Бендерской крепости, он же, как думать можно, и в Измаиле употребится, или по крайности то верно, что обо всех крепостях верное сведение иметь будет. Сей архитектор предан нам, а буде Ваше Сиятельство заблагорассудите, то не угодно ли дать мне знать, кого назначить изволите к тому, чтоб свести с Кауфером знакомство и получить от него все нужное, дабы я мог Кауферу дать знать, кому он открыться может».

Как видно, российская дипломатия зря времени в Константинополе не теряла и нужных людей привлекала на свою сторону во благо Отечества. Суворов случай этот не упустил, о чем свидетельствует его письмо Осипу Михайловичу от 8 апреля того же года, посланное из Дубоссар. Видимо, уже исходя из данных, полученных о противнике, в крепостях на Днестре предполагалось иметь новые медные орудия и большие 18-месячные запасы провианта (270000 четвертей муки, 18000 четвертей крупы, 160000 четвертей овса), которые при необходимости могли перевозиться за армией.

Однако практические работы по закладке крепости продвигались крайне медленно, что вызывало раздражение полководца. Он был недоволен тем, что на строительство рабочих от войск присылают не в нужном количестве, нижние чины не вырабатывают установленного времени, морские команды вместо 10 часов работают 3-4, запорожцы и вовсе отказываются работать. И самое главное, не хватает денег, из-за чего были приостановлены за недостатком материалов многие работы. Войскам, работающим на строительстве крепости, за 1-2 месяца не выдавалась зарплата. Подрядчики, поставившие материалы, требовали расчета. Положение становилось критическим. Посылку же денег из Петербурга тормозили, ссылаясь на финансовые затруднения. Советовали ряд работ приостановить, а иные растянуть на несколько лет. Контракты с подрядчиками требовали заключать через казенные палаты, да и то не выше чем на 10 тысяч рублей, а заключенные контракты «оставить без действия».

Читать далее