Под звездой Суворова. Часть 6

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольОсновные работы по строительству крепости были закончены к концу 1795 года, когда Тирасполь уже имел статус города. Такой успех работ Деволант в своем представлении Суворову пояснял главным образом тем, что все инженерные офицеры, а в особенности старший производитель работ майор фон дер Плаат, оказали поразительные «знаки усердия и рвения к службе Ея Императорского Величества, быв под превосходным Вашего Сиятельства присмотром непрерывно возбуждаемы».

Большую помощь в строительстве Тираспольской крепости оказал (по признанию Деволанта) командующий войсками на Днестре князь Г.С. Волконский, который «с редкой прилежностью к Отечеству оказывал при всяком случае неутомимые рвения».

В окончательном виде крепость была построена земляной, восьмиугольной в плане, с тремя воротами: юго-восточные – Брацлавские, западные и северо-западные – Херсонские. На ее территории находились казарма на один батальон, арсенал для артиллерийских снарядов, военный госпиталь, пороховой магазин, провиантский магазин, строения для офицерского состава.

В предельно сжатые сроки на берегу Днестра выросла земляная крепость. Кто был авторами ее проекта, кто руководил работами – теперь уже известно. А кто же рыл котлованы, таскал камни, возводил леса, строил казармы и иные казенные учреждения? К счастью, для потомков сведения о первых строителях крепости сохранились, правда не пофамильно. 2 августа 1793 года Императрица писала: «Граф Александр Васильевич. Приемля в уважение, что войски, в начальстве Вашем состоящие по многим трудам при сооружении крепостных строений в новоприобретенной от Порты Оттоманской области, при возврате своем на зимния квартиры в Екатеринославское наместничество должны будут сделать дальний поход и переправиться чрез Буг, дабы в будущем годе паки обратиться к строениям своим, и чтобы не последовало излишнего им изнурения и напрасной времени потери, соответственно желанию Вашему доставить войскам тем в близости от мест работы их квартиры выгодныя и им покойныя, повелеваем Вам полки Херсонской гренадерской, мушкетерские Полоцкой, Троицкой, Алексопольской и Витебской, и Бугский егерский корпус, оставя в начатых крепостях для нужной пограничной стражи надлежащее число людей по усмотрению Вашему, расположить на зимние квартиры в Брацлавской губернии по сношению с командующим войсками тамо находящимися генералом князем Долгоруковым и правящим должность генерал-губернатора сей губернии генерал- поручиком Тутолиным».

Это были прославленные полки российской армии, но о них несколько позже. Необходимо сказать и о судьбе Суворовской крепости. К несчастью (так как не сыскала славы ратной), она не сыграла своей роли как военный оплот русских войск, а к счастью, она положила начало городу.

В книге Г.Тимченко-Рубана «Очерки деятельности Великого Князя и Императора Николая Павловича как руководителя военно- инженерной частью» сообщалось, что Тираспольская крепость входила в число 58 штатных крепостей, относилась к Киевскому округу вместе с крепостями первого класса: Киево-Печерской, Бобруйской и Св.Димитрия. В феврале-марте 1800 года инженер- генерал Сухтелен по Высочайшему Его Императорского Величества повелению в числе других обследовал Тираспольскую крепость для выяснения возможностей перестройки ее в каменную. По результатам своей поездки в Тирасполь генерал написал рапорт императору Павлу I: «Было в правилах, что здешние окружности требовали для себя крепости на Днестре, но кажется, что при том не было полагаемо того, чтоб она в виду Бендер быть должна. Если мы думаем содержать через то гарнизон сей крепости в почтении, то и тамошний, не менее того, будет отягощать нас тем же со своей стороны, все же то, что в сих случаях взаимно делается, лишает нас первоначальных наших выгодностей. (...) Тирасполь (...) есть однако ж наилучшая из сих наших (Одесса и Овидиополь – прим.авт.) крепостей. Полигоны ее больше скрыты, а через это самое и рвы имеют лучшую оборону. Мы сожалеем, что тот же дух экономии, простертый слишком далеко, воспрепятствовал также и здесь воспользоваться всею выгодою такого местоположения. Главное возвышенное место занято только до половины, а чрез то крепость сия, чтоб служить плацдармом яко прямым намерениям противу Молдавии, сделалась очень мала; а большая лощина, целую половину ее окружающая, осталась без обороны».

Читать далее