Под звон гусарских сабель. Часть 2

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольДо конца 1792 года на подготовку к возведению крепостей, на закупку леса и прочих материалов было израсходовано 37685 рублей. А на лес, употребленный для армии и на прочие казенные строения, ушло 5606 руб.26 коп.

В ведомости от 6 октября 1792 г. говорится об арнаутской команде подполковника князя Кантакузена, а также о «когорте пеших волонтеров подполковника Никорицы и конных волонтеров премьер-майора Гиржева». Арнауты поступили в полки легкой конницы.

Волонтеры Никорицы в количестве 486 человек пожелали стать воинскими поселянами, а 188 - захотели в казачье звание, и им было разрешено водвориться на «выгодных и изобильных землях самими ими избранных».

Из людей Кантакузена и Никорицы поступил один арнаут на службу в Молдавский регулярный казачий полк и один в Полоцкий мушкетерский полк. В команде же волонтеров Гиржева 589 человек пожелали служить в казачьем звании.

В это же время инженер-поручик Ларионов отряжен был инженер-подполковником Деволантом к построению армянского города Григориополя, где под руководством его были произведены все предложенные «строения с великим искусством и прочностью при том, что сей добрый офицер имел примерное поведение, способности и усердия к службе по всей справедливости...».

Данные по расположению войск в Приднестровье в 1793 году были опубликованы в третьем томе документов А.В. Суворова. Согласно этим материалам, «при Ботне, где главная крепость» стояли Херсонский гренадерский полк (четыре батальона), 1-й и 2-й батальоны Бугского егерского корпуса, Полоцкий полк (два батальона) и пешая казачья команда в составе 8 батальонов. Эти воинские части стояли непосредственно на территории будущего Тирасполя и своими руками в 1793 году воздвигали крепостные валы и строили необходимые помещения. Войсками во «вновь приобретенной области» командовал генерал-поручик и кавалер князь Волконский, в чьем подчинении находился генерал-поручик артиллерии Иван Толстой (квартировавший в Парканах).

Был ли Суворов в строящейся крепости при реке Ботна? К счастью, сохранился документ от 1 сентября 1793 г., который позволяет однозначно сказать: был! Отсюда, с территории строящейся крепости, Суворов отправил сообщение (за №1576) Брацлавскому губернатору Ф.Ф. Бергману о расположении войск на зимние квартиры.

Из крепости Ботна полководец уехал в Балту, а оттуда в Херсон, где 8 сентября вышел приказ его по армии о некоторых изменениях в расположении войск на зимние квартиры. Согласно приказу, 3-му батальону Бугского егерского корпуса было велено квартировать во вновь приобретенной области: «оставить для содержания караула в крепостях одну роту при Аджибее, другую - при Аджидере, а последние две имеют расположенье быть при Парканах и оттоль наряжать потребной караул в главную крепость при Ботне».

Как видно из этого документа, караул на строящуюся крепость Доставлялся из Паркан, а лес, идущий на строение крепости и сплавляемый по Днестру, велено было доставать из реки временно оставленной при Ботне Екатеринославской пешей казачьей команде На зиму Суворов приказал из полков и батальонов оставить при крепости плотников «по десяти, а из пешей казачьей команды по двадцать человек».

Читать далее