Размежевание уездных и городских земель. Часть 5

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольК концу 80-х годов прошлого века у трех городов осталось 31558,1 десятины земли, то есть 4,89 процента общей площади уезда. Во время генерального межевания Тираспольского уезда существовали следующие разряды общественного землевладения: казенных поселян, владевших 192914 десятинами 2390 саженями земли; колонистов-немцев, которым принадлежало 29481 десятина 1925 сажен земли, и 22904 десятины 2091 сажень были в пользовании у колонистов-болгар. Всем принадлежало более 3/4 всей общественной земли и более 1/4 общей площади уезда.

На основании заявления министра финансов от 30 октября 1811 г. предписано было Тираспольскому нижнему земскому суду выделить земли селениям Ананьево и Гандрабуры, а 11 марта 1812 года велено было отвести в надел поселянам селения Валигоцулова 3090 десятин и «75 десятин, а так же и назначаемая Сенатом в надел 495 десятин (...)»

25 августа 1827 года появился Указ Правительствующего Сената, предписавшего: «... из оказавшихся в округе города Тирасполя за отделением к колонии Паркан земель отмежевать, во-первых, городу для выгона четырехверстную пропорцию (...) и в-третьих: остающиеся затем земли отмежевать особо и оставить оныя в том самом владении и нахождении, в каком они до межевания находились».

В марте 1828 года губернский землемер Гречина писал, что, если «план города Тирасполя есть начало межевания уезда, следовательно, принявши неверность в нем, невольно должны последовать таковы... и в прилегающих дачах, которые поелику по реке Днестру (...)»

Приняв такое мудрое решение, что нельзя заново межевать весь уезд тираспольсий уездный землемер Ильенко и Екатеринославской Межевой конторы землемер губернский секретарь Гречина предложили свой компромиссный вариант. В нем, в частности, в отношении спорных земель города и Суклеи говорилось: «Относительно перемены нарезки дачи деревни Суклеи для доставления тамошним поселянам удобства в водопое, не можно объяснить мнения без местного удостоверения. Как поселяне, так и граждане тираспольские имеют равные права на выгоны земли. Поелику же в весьма малой перемене черты и в вознаграждении за кусок берега реки, куском степи не предусматривается важного затруднения; тем более, что неизвестно с достоверностью, где нужно поселянам место для водопоя у озера ли (...) или же у Днестра (...), поставив, впрочем, в обязанность им и сохранение следуемой Суклеи удобной земли и уравнение выгодами водопоя, не касаясь нимало устроенных тамо заведений, как со стороны города, так и со стороны суклейских поселян».

Тираспольский магистрат нашел в 1828 году оригинальное решение вопросов по спорным участкам земли. Он причислил живущих на них поселян в городское звание тираспольских мещан.

Однако из проектов шелководческой колонии Паркан ничего не вышло. В начале второй половины XIX века все это пришло в упадок, и Парканы стали превращаться в обыкновенное селение. Но шелководческая культура не пропала совсем. В книге «Материалы для географии и статистики России, Херсонская губерния», изданной в Санкт-Петербурге в 1863 году, находим: «У государственных крестьян шелководство наиболее развито в Тираспольском уезде, в приднестровских селениях (...), наиболее распространено в Лунговской волости и в особенности в сс. Кошница и Перерытом, менее в Малаештской волости и еще менее в Слободзейской». Как видно из этого, Парканы уже вообще в 1849- 1850 годах не упоминаются в числе тех селений, которые занимались шелководством. Так что отмежевание дополнительных земель Парканам не сделало это селение уникальным в уезде, хотя такая возможность явно была, но история не знает сослагательных наклонений. А генеральное межевание всего Тираспольского уезда закончилось в 1833 году, если не считать одной дачи, которая была замежевана в 1857 году.

Читать далее