В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 1

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольКак и во всей России, дворянство в Тираспольском уезде играло главную роль в обществе, в организации административной, культурной и сельскохозяйственной жизни. Но по своему составу оно отличалось от дворянства российской глубинки, ибо здесь, на окраине империи, вместе с освоением земель шло и формирование дворянского общества из самых разнообразных по национальному составу, а иногда и по своему происхождению людей. Отношение к этому дворянству было также неодинаковым. Например, герцог де Ришелье, получивший изысканное европейское образование и предъявлявший к свету высокие требования, считал, что все дворянство Новороссии «весьма дурно составлено и малочисленно». Последнее его особенно угнетало, так как военный губернатор заботился о том, чтобы заполнить присутственные места дворянами.

Теперь о том, почему герцог считал дворянское общество дурно составленным. Потомственные дворяне, являвшиеся хранителями многовековой культуры, попадали в Новороссию либо в качестве офицеров, либо в качестве чиновников, в основном губернского масштаба. Что же из себя представляла основная масса южного дворянства? Это были представители свободных сословий, которые заселяли земли и получали офицерские чины, что в ту пору открывало дорогу к получению дворянского звания. Дворянство присваивалось и за заслуги на военном поприще, а таких офицеров после многочисленных русско-турецких войн собралось в Тираспольском уезде, да и по всей Новороссии, очень много. В результате этого несложного отбора составлялось ядро дворянского общества не из представителей древних потомственных дворянских родов, а из мелкопоместных и «худородных» дворян, или вовсе не имевших крепостных, или имевших их в количестве менее 100 душ.

Поэтому часто помещиков Новороссии обвиняли в укрывательстве в своих селениях беглых крестьян-крепостных.

В Тираспольском музее сохранились фамилии первых тираспольских землевладельцев в фотокопии «Ведомости о состоящих в уезде Тираспольском казенных и владельческих дачах с показанием находящихся в оных мужеского и женского пола душ и десятин земли удобной и неудобной, сочиненной мая 1795 года».

В нем под номерами 4, 5, 6 значатся земли, составленные для молдавских дворян (о них чуть позже). 3000 десятин удобной и 50 неудобной пустоши отдано капитану Щербану Владимировичу Бузияну, 1500 десятин удобной и 75 неудобной пустоши отданы прапорщику Егору Дмитриевичу Галацану, столько же удобной и 50 десятин неудобной пустоши пожаловано поручику Христофору Николаевичу Куряну, столько же удобной и 75 десятин неудобной пустоши отдано капитану Яну Мануиловичу Самарину (уж не из рода ли тех самых знаменитых в XIX веке славянофилов – Самариных?), 1500 десятин удобной и 75 десятин неудобной пустоши получил поручик Михаил Арсеньевич Руи.

Интересно, что в первой части плана Тираспольского уезда в количестве 9000 десятин удобной и 100 десятин неудобной земли значилась пустошь самого генерал-аншефа и кавалера Михаила Васильевича Каховского.

Рядом с ним была выделена пустошь (но поменьше – 6000 десятин удобной и 20 десятин неудобной земли, где уже жили 78 человек мужского и 55 женского пола) генерал-поручику графу де Вите. Под номерами 33-36 значились пустоши, принадлежавшие коллежскому асессору Стурдзе, поручику Степану Каневскому, секунд-майорам Феликсу и Андрею Осиповым, детям Дерибаса (то есть детям знаменитого де Рибаса), коллежскому асессору Константину Кромиде. Правда, на этих отведенных землях в ту пору официально никто не проживал. Зато под №42 на плане уезда числилась пустошь графа Северина Потоцкого (6000 десятин удобной и 180 десятин неудобной земли). Вокруг пустоши подпоручика Чуйка были порожние земли. А за ними значилась деревня Мариуполь премьер- майора Лазаря Сазонова с семью душами мужского пола и семью женского на площади 6000 десятин удобной и 250 десятин неудобной земли.

Читать далее