В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 12

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВедение хозяйства требовало не только умения общения с крестьянами, но и знаний в соответствующих областях; те, кто этого не понимал, попадали в трудное положение. В 1833-1834 годах появился целый список имений в Тираспольском уезде, которые подлежали описи за долга. В этот список входили земли: от Тирасполя до Мирасхеджи, от Мирасхеджи до Левицких-Лознецких, от Левицких до Гидулина, от Гидулина до Данченковых, от Данченковых до Насидников-Раловых, от Раловых до Насидникова-Игнатовского, от Игнатовского до Мариничевых, от последних до Раненой, от Ганеной до наследников Синшильях, от Синшильях до Кирицы Топора, от Топора до Долижних, от Долижних до Стойково, от Стойково до Полошкино, от Полошкино до Косенко, от Косенко до Микулино, от Микулино до поручика Ивана Поплавского, от Поплавского до Усатенко, от Усатенко до наследников Заики, от Заики до наследницы Павленковой, от Павленковой до Садоцкой, от Садоцкой до майорши Петровой, от Петровой до Боярского, от Боярского до Топачевской, от Топачевских до Колендиных, от Колендиных до Рачинской, от Рачинской до Яновского, от Яновского до Грабовского, от Грабовского до Хоментовского, от Хоментовского до наследников Соколовского, от Соколовского до кадета Флоринского, от Флоринского до майора Унтилова, от Унтилова до Логвиновой, от Логвиновой до Сабовой, от Сабовой до Усачевского-Бондаренко, от Усачевского-Бондаренко до поручика Врадея, от Врадея до наследников Салевича, от Салевича до Богачева, от Богачева до поручицы Ониловой, от Ониловой до Тишовского, от Тишовского до Маркаевича.

Как видно из этого перечня имений, уже в первой половине XIX века многие дворяне не справились со своим хозяйством, и перед ними встала реальная угроза разорения.

Да и к концу первой половины XIX века Сенат ограничил беспредельную власть помещиков, приказав уездным предводителям дворянства и земским судам наблюдать за наказанием виновных.

Изучая многочисленные документы той эпохи, приходишь к выводу, что большую роль в жизни помещичье-дворянского сословия играли дворянские органы управления, в уездном суде заседали дворянские заседатели. Например, в 30-х годах прошлого века дворянским заседателем Тираспольского уездного суда был Храбро-Василевский, дедушка ученого Д. Зелинского.

Как правило, на выборные должности попадали люди грамотные, широко и культурно образованные, уважаемые в обществе. По такому же принципу выбирались и уездные предводители дворянства. Правда, тут учитывалась не только образованность, но и родовитость и количество ревизских душ. В Тираспольском уезде в 1836 году было 47 потомственных дворян, у которых во владении находилось не менее 100 душ, и 110 дворян, у которых крестьян было не менее 5 душ, а земли – 150 десятин. Кроме того, были те, кто получил личное дворянство (27 человек). В итоге дворянское общество насчитывало в уезде 184 дворянина. Хотя, судя по документам, первым предводителем уездного дворянства был Туманов, но в газете «Днестровский край» обнаружен интересный некролог за 1915 год: «В ночь на 18 марта, после тяжкой, непродолжительной болезни, в Одессе скончался Николай Васильевич Якунин, родившийся в 1874 году. Покойный являлся старшим из членов старой родовитой дворянской семьи Херсонской губернии. Дед покойного М.А. Якунин в конце XYIII века поселился в пределах последней в пожалованном ему за боевые заслуги имении и был первым предводителем дворянства Тираспольского уезда, тогда, когда Одесса числилась в этом уезде». Видимо, Якунин был вторым предводителем Тираспольского дворянства. В 20-х годах XIX века предводителями уездного дворянства были Колмагоров, а затем Чарнов, которого сменил Корбе в начале 30-х годов. В начале 40-х годов предводителем Тираспольского дворянства стал подпоручик Афанасий Маркович Гаюс. Подпоручик Иван Гаюс по назначению местного начальства с 1830 года исправлял должность чиновника для устройства переправы через реку Кучурган, находящейся в его имении; на большой военной и транзитной дороге между городами Вознесенском и Тирасполем устроил переправу. В это же время в уездном суде был заседателем от дворянства титулярный советник Петр Федорович Храбро- Василевский, а еще одним заседателем – Андрей Иванович Гросул-Толстой. Другой представитель этого славного дворянскою рода Петр Гросул-Толстой выпустил прекрасную книгу-исследование «Судоходство и торговля на Днестре». Уездным стряпчим состоял губернский секретарь Иван Яковлевич Кондрацкий.

Читать далее