В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 6

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольПисьмо Княжевича не осталось без ответа. Из Петербурга было отписано, что согласно монаршей воле всем Княжевичам выделена земля еще в 1792 году согласно числу их душ «на правой стороне лимана Малокуяльницкого и на левой – речки Свиной (...)» в Тираспольском уезде. Правительство согласно было выделить еще землю в уезде Княжевичам, но только по числу прибывающих на постоянное жительство душ.

Деревня Кринички в Тираспольском уезде принадлежала польскому дворянину (шляхтичу) Иосифу Николаевичу Букоемскому.

Рядом с казенными селениями Липецкого и Гандрабур находились земли шляхтичей Качуровских, коллежского асессора Макарескула (по всей видимости грека) и майора Души.

Как видно из вышеприведенного, никакого различия по национальностям не было. Одинаково в Тираспольском уезде получали земли и французские, и немецкие, и молдавские, и черногорские, и русские дворяне. Главное условие было как можно скорейшее освоение земель.

Каждый из новоставших помещиков устраивал хозяйство на свой лад и заводил в нем свои порядки. Чтобы обустраивать новые земли, помещики (у коих были деньги) приобретали себе крепостных. Так, в 1810 году надворный советник Андрияш купил у помещика коллежского регистратора Якова Детрикарина «во вечно потомственное владение ревизских мужеска пола сорок три, а женска сорок четыре души, со вновь рожденными записанными по ревизии Ольвиопольского уезда при деревне Иванченковой крестьян (...) ценою за 4000 рублей (...)» и привез их в свое имение, расположенное в Тираспольском уезде.

Другой помещик, подписной инвалидной роты 43-ей капитан, крепостным Алексею Антоновичу Козлову и жене его Агафие Андреевне с дочерью дал вольную 2 августа 1815 года, о чем и засвидетельствовано было в Тираспольском уездном суде.

Но были помещики, которые обращались со своими крепостными, как со своей вещью. Как правило, это были те, которым не было дела до будущего, а хотелось получить как можно больше в то время, когда они владели данными землями и крепостными. В 20-х годах XIX века генерал-майор Катаржин свои села Малаешты и Илию в Тираспольском уезде отдал в аренду титулярному советнику Афанасию и сыну его 10-го класса чиновнику Ивану Дариенковым.

Как писал в прошении на имя управляющего министерством юстиции действительного тайного советника князя Алексея Алексеевича Долгорукова управляющий имением и делами помещика генерал-майора Катаржина поручик Дмитрий Колодяжный: «Дариенковы (...) пользуясь отсутствием Катаржина на военной службе, при первоначальном вступлении нарушили силу и обязанности предписанные контрактом, утесняли крестьян непомерными работами и истребляли без сожаления в свою пользу не представленный им никаким правом господский лес, угнетали крестьян, отнимали собственность, довели до бедственного и ужасного положения (...)».

Делом по жалобам крестьян и управляющего занялся тираспольский земский исправник, который провел следствие и вскрыл все издевательства Дариенковых. Выяснилось, что один крестьянин, например, был по их приказу привязан к конскому хвосту и верховой ездок тащил его по горам и камням более двух верст.

Уездный исправник удалил Дариенковых от аренды и дело на них передал в Тираспольский суд.

Случалось, что справедливости добиться не удавалось. Так, деревня Васильевка Тираспольского уезда принадлежала помещику полковнику Антону Ивановичу Тумановичу, который хорошо относился к крестьянам, и те уважали его за справедливость. Полковник завещал все принадлежавшие ему земли, движимое и недвижимое имущество восьмилетней дочери Любови (незаконнорожденной). Но после его смерти родные братья умершего Федор и Антон Тумановичи и двоюродные – Гавриил, Михаил и Дмитрий Тумановичи – завели тяжбу и решением суда опровергли духовное завещание полковника.

Читать далее