В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 7

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольБратья Тумановичи затеяли большие перестройки, стали сгонять крестьян с обжитых мест, а затем четырех человек без земского суда самоправно избили. В результате один из них, Лукьянов, заболел и умер, а другие, Андрей Ткаченко и Иван Бондаренко, два месяца проболели. Не привыкшие к такому обращению крестьяне отказались повиноваться захватившим их селение Тумановичам.

Ивана Бондаренко с девятью членами его семьи Гавриил Туманович зимой выгнал из дома и переселил в деревню Журавку, которая находилась в 10-ти верстах от Васильевки. Иван Бондаренко отказался повиноваться. Тогда управляющий избил его беременную жену дубовыми прутьями, а потом приказал ей работать на тяжелой работе в пекарне. Но затем, видимо убоявшись последствий, отправил назад в Васильевку. Все же имущество Бондаренко Туманович приказал забрать, а испугавшихся и убежавших детей поймать и наказать. Бондаренко написал жалобу в Тираспольский нижний земский суд заседателю Витошевскому. Последний обещал приехать и разобраться на месте, но так и не сдержал свое слово. Тогда Бондаренко написал жалобу генерал-губернатору Новороссии графу М.С. Воронцову. Граф приказал Тираспольскому исправнику Ивану Павловскому провести расследование и донести в уголовный суд Херсонской палаты. Но Туманович поехал в Тирасполь и сумел подкупить Павловского, который стал затягивать расследование. Бондаренко вновь подал жалобу на имя Воронцова, но Павловский повернул расследование так, что, вроде бы, жалоба не подтвердилась.

Тем временем Туманович ворвался в дом Бондаренко, избил жену его, три дня назад родившую ребенка и забрал переписку Бондаренко с губернским судом. Причем ударил кормящую мать в грудь коленом, из-за чего у нее пропало молоко.

Тогда Бондаренко обратился к предводителю Тираспольского уездного дворянства подполковнику Василию Ивановичу Корбе, который, зная всю низость братьев Тумановичей, защитил Бондаренко и укрыл его на зиму на своих землях; и сам написал жалобу на Тумановича. Но вновь Тумановичи сумели обмануть суд и Бондаренко вынужден был скрыться в Одессе. В Херсонской Палате уголовного суда титулярный советник Гавриил Туманович был оштрафован в пользу казны «как оказавшийся виновным в самоправном принуждении Бондаренко к переселению на доставшейся ему, Тумановичу по разделу земле, без испрошения в том содействия местного начальства, и наказании хотя умеренно, как показали свидетели, Бондаренко и его жены, в беременности находившейся (...)» Бондаренко за противоречивые, вроде бы, показания не наказали. Но из-за явных издевательств Тумановича над своими крестьянами велено было предводителю Тираспольского дворянства и земскому исправнику «(...) иметь должное наблюдение за обращением Тумановича со своими крестьянами». Это было 28 августа 1829 года. Собственность Бондаренко была возвращена, а сам Туманович дал подписку не делать ему никаких притеснений. Таково было решение губернского прокурора.

Однако через два года губернский прокурор вынес оправдательный документ в отношении Тумановича по факту избиения до смерти им двух крестьян, а Бондаренко за клевету на дворянина присудили к тридцати ударам плетьми «за недоказательство своего доноса и неповиновение своему владельцу (...)». Губернский прокурор предписал отправить Бондаренко в ссылку в Сибирь. В данном случае получилось, что правым оказался тот, у кого было больше прав.

Конечно, нельзя, исходя из этого случая, делать обобщения, как принято было в коммунистические времена, на всех помещиков и дворян. Все они были разными, и все вели себя по-разному со своими крестьянами. Одни их притесняли, другие, наоборот, учили крестьянских детей грамоте, помогали стать на ноги толковым хозяевам, так как прекрасно понимали, что именно от благополучия крестьян зависит и их собственное благополучие.

Читать далее