В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 8

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольДа и притом в Тираспольском уезде было много дворянских имений, насчитывающих очень малое количество крепостных, так что ими приходилось дорожить. Об этом свидетельствуют «Сведения о количестве ревизских душ в помещичьих имениях Тираспольского уезда в 1808-1812 гг.», хранящиеся в Херсонском областном архиве. В учиненной выписке в 1812 году находим ревизских душ в деревне Ангеловке штаб-ротмистра Косенкова – 19; в слободе Игнатовке полного квартирмейстера Игнатовского (на земле наследников генерал-майора Бокова) – 20; в деревне Николаевке штабс-капитанши Тынковой – 5; в деревне Антонодоцовке майорши Кулябкиной – 15; в той же деревне капитанши Колмогоровой – 50; в слободе Марьяновке прапорщика Лозанова – 9; в слободе Переморах зауряд-хорунжего Манулина – 2; в деревне Катериновке Михайлова – 18; в деревне Сердаровке полковницы Неншевичевой – 7; в деревне Оледжановке коллежского регистратора Оледжанова – 22; в деревне Марьяновке кадета Онилова – 4; в слободе Дороцисаило (?) коллежского регистратора Пирутского – 5; в слободе Богославле шляхтича Петровского – 4, а также жил штабс-капитана Пашкина дворовый; в деревне Антоновке коллежского регистратора Пустового – 2; в деревне Федоровке прапорщицы Русецкой (по первому мужу Беевой) – 30; в деревне Павловке коллежского регистратора Радошевского – 6; в деревне Курпинок и сельце Павловке коллежского асессора Ренского – 68; в деревне Мартыновке лейтенантши Студенцовой – 2; в деревне Катериновке полковника Санты – 13; в деревне Савино титулярного советника Савы – 20; в деревне Адамовке дворянина Серновского – 14; в деревне Стемпковке дворянина Стемпковского – 6; в слободе Малтизовке Сандула Стурдзы – 16; в слободе Дворянской дворянина Толмочевского – 2; в деревне Константиновке дворянина Песетинцкого – 12; в сельце Андриуцках дворянина Чорбы – 20; в слободке Киштельнице Чебана Бутескула – 4; в слободе Кантиновке губернского регистратора Чаповского – 17; в той же слободе шляхтича Юрия Чаповского – 7; в деревне Катюшиной шляхтича Ялтуховского – 9; в деревне Вакре действительного статского советника Мориса – 200; в слободе Степановке помещика Домчинского – 8; в хуторе Оставало прапорщика Бондаренко – 3; в деревне Дикарке ротмистра Дика – 10; в деревне Благодатной коллежского секретаря Кузменко – 23; в деревне Полиновке поручика Полиновского – 13; в деревне Воробьевке дворянина Воробьева – 25; в деревне Миколаевке малолетних дворян Безруких -8; в слободе Антоновке шляхтича Антона Потовского – 25; в слободе Федоровке шляхтича Прохницкого – 3; на хуторе Журановском губернского секретаря Бондаревского – 16; в деревне Секретцовой коллежского секретаря Власова – 26; в слободе Михайловке шляхтича Гонжевского – 89; в хуторе Хрящеватом чиновника 8-го класса Герасимовского – 2; в деревне Антоновке поручика Гижицкого – 23; при деревне помещика Гижицкого шляхтича Ждановича – 12; при хуторе Медковом чиновника 12-го класса Маркова – 15; в деревне Мелиантовке дворянина Мелианта – 19; в деревне Поуровке протоиерея Мироновича – 14; в слободе Перешорах коллежского регистратора Паладия – 12; в слободе Давыдовке Кирицы Топора -20; в деревне Катериновке титулярного советника Эксапорита – 3, в деревне Егоровке чиновника 8-го класса Зимина – 52; в деревне Барабойской штабс-капитана Григория Шостана не указано.

Все эти данные говорят о том, что в начале XIX века отведенные дворянам земли заселялись крепостными достаточно медленно. Поэтому помещики и вынуждены были привлекать на свои земли люд вольный или беглый, иначе они рисковали лишиться отведенной им земли. 19 февраля 1812 года тираспольский уездный исправник Сапов отправил уездному землемеру коллежскому асессору Шаржинскому серьезное письмо о выполнении указа 31 декабря 1804 года о заселении земель между Бугом и Днестром, где в частности писал: «... о землях между Бугом и Днестром в частное владение розданных, из коих с наступлением будущего 1812 года следует по силе Высочайшего Указа 31 декабря 1804 года отбогрить в казну все те, которые остались незаселенными, или на каких не будет найдено узаконенных заведений, департамент Государственной экономии полагает, земель от владельцев не отбирать, заключает, что те участки, которые на основании помянутого Указа в казну поступать могут, остались незаселенными или без заведений по местным к тому неудобностям и что потому казна отобранием от них в ея ведомство, не получит никакой пользы: но дабы и засим могла она иметь доход со всех розданных в частное владение земель между Бугом и Днестром лежащих, Департамент Государственной экономии приняв за основание вышеизъясненный Указ 1804 года, коим повелено те земли заселить таким образом, чтобы на 30-ти десятинах было по одной ревизской мужеска пола душе, полагает: с каждых 30-ти десятин праздной земли взимать подать, равную подушному окладу с одной ревизской души, то есть по два рубли, что составит за одну десятину по 6 2/3 копейки, а засим отбирать в казну те только впусте лежащие земли, за кои подать сия исправно казне платима не будет (...)».


Читать далее