В кругу помещечье-дворянского общества. Часть 9

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольИспользование земель периодически проверялось не только уездными землемерами, но и губернскими. 5 августа 1812 года, например, проверке подверглось сельцо Ферстеровка Тираспольского уезде, принадлежавшее инженер-генерал-майору и кавалеру Ферстеру.

С 1814 по 1821 год в Тираспольском уезде проходила проверка земельных дач. В ходе проверки выявлено было, что под №41 на прожектном плане уезда значится земля капитана 1-го ранга Бернарда де Граве, под №46 находилось местечко Севериновка тайного советника графа Северина Потоцкого.

В 1818 году землей Бернарда де Граве уже владел генерал-майор Фома Александрович Кобле.

Очень часто в первой половине XIX века между помещиками уезда возникали тяжбы о размежевании земель их владений. Если споры не решались уездным землемером, то они разрешались в уездном суде, который зачастую волокитил рассмотрение подобных дел. Тогда шли жалобы в губернию. Как, например, в 1812 году поступила жалоба военному губернатору и кавалеру герцогу де Ришелье. Герцог приказал истребовать от г-жи Попрацкой список с документа, выданного ее мужу при отводе ему земли. Зачастую в споры между дворянами включались дворянские заседатели.

Вопрос госпожи Попрацкой в споре с шляхтичем Букоемским рассматривал дворянский заседатель Тираспольского уездного суда князь Юргевич.

Иногда помещики договаривались сами между собой и обращались в официальные органы с просьбой зафиксировать данное согласие. Так, просили 7 сентября 1821 года в Тираспольском уезде «учинить размен изо всей длины дачи в поперек двести десятин земли» действительный статский советник и кавалер Викентий Леонтьевич Шемиот, полковник и кавалер Гавриил Михайлович Курт, поручик Петр Княжевич, поручица Катерина Кузьминична Хрущова и дворянин Казимир Блоньский.

В октябре того же года возник спор за владение деревней Додоновка, частью которой владел генерал-майор Бузин, а часть земли этой была уступлена помещице Тираспольского уезда Аграфене Степановой майором Василием Додоновым.

Тираспольский уездный суд счел Додонова виновным и постановил: «Решение Херсонской гражданской палаты 1808-го года ноября 20-го дня коим присуждена оная земля Степановой – утвердить в его силе, взыскав на неправую апелляцию с Додонова по Указу 1802 года генваря 14 дня штраф, да на основании уложения 10-й главы 124-го пункта гривенные пошлины».

В начале 20-х годов в уездном суде был дворянским заседателем Онилов, который занимался рассмотрением жалоб дворян.

Порой споры возникали не только между соседями, но и между родственниками или наследниками. Разрешение их было тоже делом нелегким, длительным. 29 августа 1810 года из Тираспольской дворянской опеки уездному землемеру коллежскому асессору Шаржинскому поступило письмо, в котором писалось: «Тираспольская дворянская опека слушала рапорт опекуна имения наследников умершего из дворян помещика губернского канцеляриста Кирилла Диянова. Помещиком же корнетом фон Юрка представлен вторично проект с требованием к вашему высокоблагородию для обмежевания сирот Дияновых земли, ибо неподлежаще той землею пользуются смежные оной владельцы – поручица Хрущова и дворянин Негрескул с протчими (...)».

31 декабря 1810 года вдова майора Букоемского составила духовное завещание в пользу своих пяти сыновей и четырех дочерей на движимое и недвижимое имущество, на 12 тысяч десятин земли и 4500 десятин, у брата ее Иосифа Папроцкого купленных, но 3500 проданных «шляхтички Цинской нынешней Папроцкой». Букоемская, завещала сыновьям по 1800 десятин земли, а дочерям по 1000. По завещанию помещица расписала и всех крепостных поименно, включая и тех, кто находился в бегах. Завещания составлялись не только на детей. В апреле 1817 года составила завещание Авдотья Вербицкая на мужа своего Петрова, на его детей, которые будут от нее, а после ее смерти – от любой другой законной жены.

Читать далее