В лучах славы Кутузова. Часть 2

И крепость городом окрепшим на склонах встанет на века

ТираспольВ штурме участвовал и корпус графа Каменского 1-го, в составе которого действовал Витебский полк, проявивший в сражении чудеса героизма под командой генерала Маркова. Майор Малявин под градом пуль подошел ко рву ретраншемента и бросился на вал с охотниками – все погибли геройски.

Видя всю бессмысленность штурма, князь Прозоровский наконец отдал приказ отступить.

В этот же год Император назначил Кутузова литовским военным губернатором.

Неудачи сильно расстроили престарелого князя. Князь Багратион в приказе по армии писал: «Его сиятельство генерал-фельдмаршал князь Александр Александрович Прозоровский сего августа 9 числа в 5 часов пополудни, в лагере на правом берегу Дуная, при Мачинском гирле, по воле Всемогущего Бога скончался... Извещая о сем печальном происшествии все войска... вместе с тем даю знать, что я по Высочайшему Именному Его Императорского Величества повелению, последовавшему ко мне от 30 минувшего июля, принял главное над армией начальство».

Генерал Петр Иванович Багратион направил генерала Платова к турецкой крепости Силистрии с требованием сдать ее по примеру гарнизона Кюстенджи. Новый, талантливый главнокомандующий провел ряд успешных боевых операций, но Император торопил князя и требовал от него решения двух задач: мира с Турцией и границы по Дунаю.

Тем временем Багратион громил турок под Мачином, Гирсбво, Каварне, Рассеватой, Пазарджике. На пути к Силистрии князь разбил 15 тысяч турок, возглавляемых Мехмет-пашою, доверенным лицом самого визиря Юсуф-паши. За столь успешные действия под Рассеватой Багратион был награжден высшей российской наградой – орденом Андрея Первозванного.

Князь шел к Силистрии и придавал этому очень большое значение. В письме Государю Императору он сообщал: «Употребляю все меры для овладения Силистриею и побуждения верховного визиря оставить покушения против Сербии и Валахии». Но тут он оказался меж двух огней – визирской армией и гарнизоном Силистрии. Численность Дунайской армии была таковой, что вести баталию на два фронта она не могла. Багратион решил отступить, сохранив войска, и честно написал об этом Александру.

Жара в Молдавии, Валахии и Бессарабии способствовала тому, что в русской армии в некоторых батальонах осталось не более 60-80 здоровых человек, как сообщал Багратион Императору.

Генерал Ланжерон очень высоко ценил способности Багратиона как военачальника: «Рожденный с превосходным военным взглядом, он обладал удивительной деятельностью и инстинктом военного дела. (...) Он имел еще другой, очень драгоценный талант: он был обожаем всеми, кто служил под его начальством. Его храбрость – блестящая и в то же время хладнокровная, его манеры, солдатская речь, фамильярность с солдатами, прямое и открытое веселье возбуждали всеобщую любовь».

Но прямой и честный генерал от инфантерии Багратион впал в немилость к Императору, и был сменен генералом от инфантерии графом Николаем Михайловичем Каменским 2-м, младшим братом Сергея Михайловича Каменского 1-го. Новому главнокомандующему было тридцать два года. Генерал-лейтенант граф Ланжерон командовал в это время резервным корпусом.

Каменский 2-й жаждал добиться того, чего не добились его предшественники: положить конец войне быстрыми и стремительными действиями.

Шел 1810-й год. Витебский полк в составе корпуса графа Каменского 1-го занял Черноморское побережье. Командовал полком полковник граф Иван Федорович Паскевич-Эриванский, а сменил его ставший генерал-майором Степанов.

Читать далее