Лицом к лицу лица не увидать

  • Дорогой совести. Часть 1

    ТираспольВидно, благотворные ветры дули во второй половине XIX века над Тирасполем. В течение нескольких десятилетий здесь родились художники, артисты, ученые с мировым денем. 20 мая 1869 года в Тирасполе, в семье Порфирия Стаматова, болгарского переселенца, судебного чиновника, родился мальчик, которого родители назвали суждено было стать крупным болгарским писателем-реалистом.

  • Дорогой совести. Часть 2

    ТираспольИное дело, учитель местной гимназии, который понимает, что провинция «убивает человека, особенно нас, учителей. Она высасывает из нас всю кровь, и мы в конце концов превращаемся в консервы. И не потому, что нечего и некого читать... нет! Но для чего? Чтобы жить и умереть здесь, и того, что я прочел, много. Болгария приносит нас в жертву, и мы смиряемся ради куска хлеба. Мы здесь потеряли вкус к жизни, а без этого человек, если не труп, то по меньшей мере больной».

  • Баллада остановленных мгновений. Часть 1

    ТираспольШел Нюрнбергский процесс над фашистскими преступниками. Среди специальных корреспондентов, аккредитованных от России, был поэт Виссарион Саянов. Он знал, что вскоре в просмотровом зале будет демонстрироваться в качестве обвинительных документов фильм «Ленинград в борьбе», к которому ему вместе с поэтом Николаем Тихоновым довелось писать дикторские тексты.

  • Баллада остановленных мгновений. Часть 2

    ТираспольС началом Отечественной войны Ленинград преобразился, стал суровей, и люди в краснозвездных пилотках на улицах попадались все чаще и чаще. Хотя операторов не мобилизовывали, Учитель тоже одел гимнастерку, а когда похолодало, влез в шинель. Так было удобней работать в окопах в условиях фронтовых буден.

  • Баллада остановленных мгновений. Часть 3

    ТираспольЛенинград встретил друзей неприветливо, знакомых не было, и им пришлось ночевать на скамейке у церкви на Межевой. Архитектура северной столицы поразила провинциалов, ничего подобного в своей жизни они невидели. Но впереди была обыденная жизнь. Двух любителей романтики ждала скучная учеба.

  • Баллада остановленных мгновений. Часть 4

    ТираспольСреди многочисленных послевоенных работ Учителя выделяется его лирическая трилогия – три фильма о России и о загадочном русском характере, который переломал бронированный хребет фашизма. Первым из трилогии вышел фильм «Русский характер».

  • Полиглот из Терновки. Часть 1

    ТираспольВ 1934 году за связь с белорусскими национал-демократами, а также за участие в национал-фашистской организации «Российская национальная партия» был арестован в Минске профессор Петр Афанасьевич Бузук. Это был его второй арест. Первый раз органы НКВД арестовали его в 1931 году.

  • Полиглот из Терновки. Часть 2

    ТираспольКогда в 1916 году Бузук окончил университет, о его способностях говорил ученый мир учебного заведения. Естественно, талантливого выпускника решили по ходатайству Б.М. Ляпунова оставить и зачислили профессорским стипендиатом на кафедру славянской филологии для подготовки к профессорскому званию.

  • Полиглот из Терновки. Часть 3

    ТираспольПримерно тогда же появились встреченные с большим интересом работы ученого, посвященные вопросам истории украинского языка и литературы: «Краткая история украинского языка», «Замечания к деепричастиям в украинском языке и др.», «Наброски о жизни и творчестве А.А. Потебни, В.М. Ляпунова, М. Коцюбинского.»

  • Полиглот из Терновки. Часть 4

    ТираспольКонечно, вся эта гигантская работа строилась не на кабинетных размышлениях, а на организации и проведении экспедиций по изучению белорусских говоров. Ученый побывал во многих экспедициях и сам занимался обработкой и картографированием собранного материала.

  • Полиглот из Терновки. Часть 5

    ТираспольЛирический герой поэта Бузука – человек, тесно связанный со своей землей, садами и полями, патриот своей родины. Порой даже переезд в город он воспринимает, как предательство (одноименное стихотворение):

  • Полиглот из Терновки. Часть 6

    ТираспольПисатель Бузук внимательно следил, читал молодых и опекал таланты. С. Шушкевич вспоминал о требовательности Петра Афанасьевича к литературному слову и своему, и чужому: «Однажды в коридоре главного корпуса университета к нам подошел профессор П. Бузук, обращаясь к Юрию Левонному, он сказал: «Поздравляю с творческой активностью. В прошлом году вышло два сборника и в этом году два».