Адмирал флота. Часть 1

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольКончался май 1905 года. У острова Цусима русскую эскадру атаковал военный флот Японии. Русские держались мужественно, но силы были неравны.

Рядом с крейсером «Олег» шел миноносец «Блестящий».

Снаряды японцев сыпались так густо, что вскоре левый борт миноносца был пробит. Образовалась большая пробоина, но корабль устоял. О чем думал находящийся с командиром молодой мичман Николай Зубов? Может быть, он вспомнил случай, как он чуть не погиб с командой в Кронштадтской гавани на броненосце «Орел», где он начал свою офицерскую службу. Когда команда броненосца спала, в 4 утра броненосец неожиданно начал крениться и, оборвав швартовы, повалился на левый борт. Только мелководье спасло его от гибели. Тогда из-за небрежности в ремонте вода попала в угольные ямы и потом в пушечные порты, дошла до иллюминаторов и хлынула потоками на команду.

Семь суток они работали в воде без сна и отдыха. Но то было у себя дома. А здесь? Уйти они не могли. Принимали команду тонущего броненосца «Ослябя» под вражеским огнем. Командир был ранен, и сам мичман получил ранение в плечо, но с мостика не ушел. На море закон издревле: сам погибай, а товарища выручай. Молодой мичман не испугался, и, конечно, здесь сказалось воспитание. С детских лет слушал рассказы своего отца, кадрового офицера, лихого кавалериста-драгуна о том, как они ходили в атаки. В семье передавался, как предание, случай, когда поручик Н.Т. Зубов во время русско-турецкой войны стремительной атакой своего взвода разбил превосходящие силы врага, захватив оружие, снаряды, патроны и 80 повозок с галетами. Видел Николай в Тирасполе, как на скачках офицеров полка отец брал призы, порой рискуя отчаянно. Ему везло. В тираспольской квартире у Зубовых был даже отдельный шкафчик, где дети могли видеть многочисленные спортивные трофеи отца. Естественно, в трудные минуты Николай вспоминал отца, думал, как бы он поступил, будь он на его месте. И думал, что лучше погибнуть в бою, чем остаться в живых трусом. Зубов смело стоял рядом с командиром, капитаном 2-го ранга Шамовым, на мостике и спокойно смотрел на закипающее от снарядов море. Второе прямое попадание пришлось в правый борт. Осколками был убит наповал командир корабля, а мичман Зубов вторично тяжело ранен, его унесли в лазарет на перевязку.

Нос миноносца глубоко опустился в воду, корма поднялась. Казалось, что «Блестящий» обречен, но мичман не унывал.
- Нет, нам не суждено утонуть! – задумчиво сказал он матросу.
- Это почему, ваше благородие? Мичман улыбнулся.
- А мне нагадала цыганка, когда я еще мальчиком с мамой из Тирасполя в Петербург ехал.
- И что же она вам нагадала?
- Она сказала, взяв мою руку: «Мальчик, вся твоя жизнь будет связана с водой. Но ты воды не бойся. Проживешь ты долго и умрешь не на воде».
- Я-то думал, вы серьезно.
- А я серьезно и говорю.
Гадалка угадала. Ровно через несколько лет после этого Николай действительно связал свою судьбу с морем.

А пока корабль, как раненая птица, медленно переваливаясь на волнах, уходил от преследования. Однако из-за повреждений он все больше отставал и потерял из виду отряд крейсеров контр-адмирала Энквиста.

На другой день вода начала прибывать, переборки не выдержали и команде пришлось вскоре покинуть корабль и перебраться на идущий рядом миноносец «Бодрый».

Но приключения русских моряков на этом не кончились. «Бодрый» оказался в открытом море, израсходовав весь запас угля. Неделю носило беспомощный миноносец в море, пока 4 июня английский пароход не взял его на буксир и не привел в Шанхай.

Здесь, в госпитале, где работал персонал порт-артурской больницы Красного Креста, Зубову сделали операцию по удалению осколков. Однако один, в верхней части бедра, остался на всю жизнь. Через год мичман будет пожалован «светло-бронзовой медалью с бантом в память русско-японской войны в 1904-1905 гг.», орденом св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Так окончилось боевое крещение двадцатилетнего мичмана российского флота.

В это время его отец Н.Т. Зубов уже в звании полковника дослуживал последние годы все в том же тираспольском Астраханском полку. Происходил он из почетных граждан Херсонской губернии (из купеческой семьи), родился в 1854 г. Образование получил в Харьковской гимназии, а затем окончил Елисаветградскую кавалерийскую школу. За службу награжден не только многими орденами, но и удостоен дворянского титула.

Женат Николай Тимофеевич был на Людмиле Ерастовне, дочери офицера Скулянской бригады пограничной стражи Эраста Алексеевича Берга.

Первенец Николай родился 28 мая 1885 г. в Измаиле, где в ту пору квартировал Астраханский полк. 28 июня он был крещен священником Игнатием Ватричем с псаломщиком Варфоломеем Гловатинским при восприемниках – подполковнике Скулянской бригады пограничной стражи Ерасге Алексеевиче Берге и дочери его Валентине в Екатеринославской церкви местечка Липки Хотинского уезда. Через год у Зубовых родилась дочь Анна, потом Евгения.

Отец был вечно занят по службе, и детьми занималась мать.

В 1890 г., когда муж был на учениях в районе Дубоссар, пришла в полк телеграмма-извещение, что полк переезжает по окончании лагерных сборов на зимние квартиры в Тирасполь. Это извещение она встретила с явной неохотой, так как была беременна. Но 30 августа полк вступил в Тирасполь, где был радушно встречен «хлебом-солью» и разместился на окраине города. Здесь у Зубовых родился еще один сын, Василий, и остальные дети, которых всего в семье было 10 человек.

Читать далее