Адмирал флота. Часть 4

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольНо не только исследовательскими работами занимались ученые на «Персее». В свободное время они вели «... поэтическую летопись» своих походов в книге с названием «Пески «Персея». Были в этом рукописном сборнике и стихи Зубова, который увлекался стихотворчеством еще с детских лет, когда бродил по пыльным улочкам уездного Тирасполя. К сожалению, стихи эти не сохранились, а остались только те, что вошли в «Пески «Персея» и были написаны с доброй улыбкой, как шутливая «Песнь о средней треске»:

Было то... Не все равно ли
Где, когда и почему.
Все узнать не в нашей воле,
Все понять – не по уму.

Важно лишь, что в эти дни мы,
Позабыв уклон морской,
Волей И.И.М – гонимы,
Занималися треской.

В охватившей всех работе
Оказался не у дел,
Оказался на отлете
Только биохимотдел.

Неудобно стало как-то
Не считаться с этим фактом,
И Вернадский, впавши в гнев,
Шлет на север пару дев:

«Чтоб идти с ГОИНом в ногу,
Впрямь, а не наискосок,
Всем нам надо понемногу
Поисследовать тресок.

Но чтоб верен был анализ,
Быть вам надо начеку,
Надо взять треску «вульгарис»
Словом – «среднюю треску».

Не была б, чтоб слишком длинной,
И не слишком коротка,
Не жирна и не тонка,
Не мягка и не жестка.

Не толста и не плоска,
Не груба и не резка.
Не печальна и не чинна,
Не с веселой слишком миной,

Не жеманна, не картинна.
Не особенно легка,
Но особенно невинна
Словом – «средняя треска».

Озадачены задачей,
В сердце – боль, в глазах – туман,
Едут девы, чуть не плача,
Едут девы на Мурман.

Звали первую – Полина,
А вторую – Суламифь,
И на станции ГОИНа
Разыгралась быль, не миф.

Чтоб развеять сразу горе
Суламифей и Полин,
Вышли в Баренцево море
«Савва Лошкин» и «Дельфин»...

Возвратился первым «Лошкин»
И привез с собой трески,
Но одни... ну, право, крошки
А другие – велики.

И на станции ГОИНа
Стоны слышны двух химдев:
«Вся надежда на «Дельфина»,
Повторяют нараспев.

«Неужели в час последний
Нам опять не повезет?
И трески вульгарно-средней
Нам «Дельфин» не привезет?»

Но уже за Седловатым
Слышен радостный свисток...
Море было таровато,
Изобилие тресок...

Радость, счастье на Мурмане,
Жизнь прекрасна, жизнь легка
На борту «Дельфина» в чане
Бьется средняя треска...

Ночь прошла. Огни погасли...
Суламифь, забыв тоску,
Обваляв в муке и масле,
Жарит среднюю треску!

Под инициалами И.И.М. был зашифрован Иван Илларионович Месяцев, а под ГОИН – Государственный океанографический институт, где к 1930 г. под руководством Зубова было закончено составление навигационных карт Баренцева и Карского морей. Осталось добавить, что «Персей» – первенец советской науки – погиб в 1941 г. при фашистской бомбежке.

Читать далее