Актёр с пушкинской улицы. Часть 6

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольОкрыленный надеждой, Юрий Васильевич отправился по записанному адресу, но и там услышал только туманные обещания на будущее. И понял окончательно, что нужно покидать Москву. Уезжал он с мыслями, что все равно будет актером, добьется осуществления своей мечты. Чем больше жизнь противилась его задумкам, тем сильнее он старался добиться своего.

В своих воспоминаниях Шуйский приводит интересный случай. Однажды он попросил известного режиссера Федорова поприсутствовать на его спектакле «Соколы и вороны», чтобы тот высказал свое мнение.

После спектакля в гримерную к Юрию Васильевичу зашел Федоров и обратился к нему с вопросом: «Ты был, милый, в Александровском парке? Я однажды шел мимо фонтана и из него метров на пять-шесть вверх била струя воды. Вода красиво падала на камни. Я остановился, долго смотрел: высота одинаковая, и вода одинаковая, и результат разбрызгивания воды одинаковый. Посмотрел, а потом ушел. Идя обратно, я увидел, что на фонтан одет рожок, вода бьет зонтом, а в центре тонкая струйка и на солнце образовалась радуга из водяной пыли. Это напоминает мне искусство театра. Рожок – это настоящая школа. А у тебя школы нет, нет мастерства, которое умножает силы актера. У тебя струя бьет огромной силы и падает одинаково. Это можно наблюдать полчаса, а потом надоест. А фонтан, в котором струи играют, можно рассматривать бесконечно и находить в этой картине все новое и новое».

И понял Шуйский, что ему не хватает специального образования. « После такой критики Федорова, – вспоминал он, – честной, дорогой для меня критики, я кинулся в «публичку», стал читать запоем. Из классики я читал все, что попадало мне в руки. Я не мог охватить все журналы за целый ряд лет, но я читал и журналы. Так я учился. Меня приметила директриса библиотеки Шейнфинкель и однажды спросила: «Вы ежедневно читаете у нас? Кто вы такой?». После разговора она стала руководить моим чтением. Под ее руководством я прочитал много того, что надо было мне прочитать».

В первые дни Февральской революции актеры непризнанного украинского театра вместе с солдатами Херсонского гарнизона захватили один большой зал. Так у театра появилась крыша над головой, а Шомин стал профессиональным актером Шуйским. Продолжал работать театр и после октябрьского переворота, его официально передали в ведение Херсонского отдела народного образования, и репертуар стал носить явно политическую окраску. В ту пору в театре играли будущие народная артистка УССР О. Петрусенко и заслуженная артистка республики В. Варецька.

В 1919 году, после падения гетмана Скоропадского, Юрий Шуйский работает членом коллегии губернского отдела социального обеспечения, а затем назначается губернским комиссаром. Дважды, когда в городе стояли деникинские части, Шуйского арестовывали. Допрашивал его лично полковник Санников. Бежать помогали друзья Юрия Васильевича – портовые рабочие. После возвращения Красной Армии Шуйский работает руководителем волостного отдела народного образования, разъезжает по селам как инструктор театрального отдела наробраза, организуя драматические и хоровые кружки (коими богато было то смутное время), сам принимаете них участие и руководит ими.

Ревком поручает ему организовать «Народный театр» на рабочей окраине Забалци. Отдел народного образования обязал его создать городской театр им. Т.Г. Шевченко. Сам Юрий Васильевич открыл в сиротском доме драматическую студию. Студия эта часто выезжала со своими спектаклями в села, в части 6-й армии, расположенной поблизости Каховского плацдарма. По пути студийцы организовывали народные драматические кружки и хоры, некоторые из них (например, в селе Бухальцево) пользовались большой популярностью.

В тяжелый, неурожайный для степной полосы юга Украины 1921 год Шумский со своими студийцами, выступавшими под названием «Культрабочая артель», объездили все голодные районы Херсонщины.

Читать далее