Баллада остановленных мгновений. Часть 1

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольШел Нюрнбергский процесс над фашистскими преступниками. Среди специальных корреспондентов, аккредитованных от России, был поэт Виссарион Саянов. Он знал, что вскоре в просмотровом зале будет демонстрироваться в качестве обвинительных документов фильм «Ленинград в борьбе», к которому ему вместе с поэтом Николаем Тихоновым довелось писать дикторские тексты. Фильм, по мнению поэтов, получился очень сильным по своей документальной насыщенности. После этого фильма была показана еще одна документальная кинолента «Лагерь смерти Клоога». Фильмы, действительно, произвели сильное впечатление на присутствующих, так как талантливо были отсняты кадры хроники и выстроены умелой режиссерской рукой. Объединяло эти два фильма то, что в одной и второй авторской группе, осуществляющей план и монтаж фильма, был ленинградский оператор и режиссер Ефим Юльевич Учитель, который сумел запечатлеть на пленке трагические моменты в истории нашего государства. В поисках этих материалов исколесил со своей камерой Ефим Учитель тысячи и тысячи километров фронтовых дорог.

С чего же началась работа над этим историческим фильмом в борющемся Ленинграде? Стояли красивые, ленинградские белые ночи. В одну из таких ночей по городу бродил с кинокамерой худой очкастый молодой человек. Он снимал для киножурнала мирный город. Вот камера выхватила и запечатлела афишную тумбу с-объявлением о спектакле «Ромео и Джульетта» на балет Сергея Прокофьева, в котором будет танцевать Уланова, и потом крупно дата – 22 июня. Так получилось, что это стало последней мирной съемкой Учителя, одновременно – первой военной. Правда, к тому времени у Ефима Юльевича был накоплен немалый операторский и даже режиссерский опыт. С 1935 года Учитель работал на Ленинградской студии документальных фильмов, которая считалась одной из лучших в стране. Признанным авторитетом был режиссер Василий Николаевич Беляев. Он консультировал дипломный фильм Учителя и, приметив способного паренька взял его после окончания института в студию. Беляев высоко ценил не только операторские способности Ефима Юльевича, но и верил в его режиссерские способности. Беляев часто брал его с собой на съемки. Именно с его легкой руки Учитель отправился снимать свой первый фильм, получивший потом название «Праздник оленя». Молодой оператор переживал и очень здорово волновался, ведь ему доверили не только съемку, но и режиссуру, и даже сценарий писал он сам. Север настолько поразил его своей красотой, что Учитель на первом же «Дне оленя» израсходовал всю отпущенную ему пленку – пришлось возвращаться домой. За такое обычно давали строгий выговор. Но, когда Беляев просмотрел проявленные пленки, он был поражен, как начинающий хроникер сумел схватить главные моменты. По сути, фильм был полностью отснят – осталась только техническая работа. К сороковому году Ефим Учитель уже считался опытным оператором и режиссером. Километры отснятых пленок запечатлели важнейшие события, проходившие в государстве: строительство Беломорканала физкультурные парады, работа на Севере. И к каким бы темам ни обращался хроникер, он искал свою точку отсчета, порой рискуя жизнью: «Обычно моя точка съемки была «на подушке» Зимнего дворца (Ленинград – прим.В.П.), – вспоминал Е. Учитель, (...) Ветер там всегда сильный. Чтобы не сбросило аппарат, я привязывал штатив к флагштоку. Аппарат держался (...). Правда, сам я однажды упал с крыши Зимнего. Но удачно свалился не на землю, а на крыло крыши. Пришел в себя, ничего – цел. Поднялся (...). Снова снимаю».

В 1940 г. студия получила заказ подготовить серию фильмов 75 союзных республиках. В.Н. Беляев пригласил Учителя главным оператором в свою группу, отправляющуюся на съемки в Эстонию. Беляев взял Учителя, потому что был абсолютно уверен в его операторском таланте, так как сам выступал в фильме автором-режиссером. Фильм был составлен из пяти новелл.

Однако вскоре мирной хроникерской жизни Учителя пришел конец. Началась финская война, и в числе фронтовых кинооператоров Ефим Юльевич отправился на передовую. С целой группой хроникеров производил съемки на Петрозаводском направлении. Кадры эти попали не только в киножурналы, но и послужили основой первого советского документального батального фильма «Линия Маннергейма».

Читать далее